Midway chronic's notes (midnike) wrote,
Midway chronic's notes
midnike

Categories:

Пятерых одним ударом, или Первый ас ВМС США

Международный аэропорт Чикаго носит крайне сомнительное имя. Во времена су­хо­го закона оно было «широко известно в узких кругах». Эдвард О'Хэйра был ад­во­ка­том и работал на знаменитого гангстера и «ночного хозяина» Чикаго  — всем из­вес­т­ного Аль Капоне. Но именно благодаря его помощи налоговому ведомству США удалось в 1932 г. упрятать босса чикагской мафии за решётку. Возможно, эта услуга правительству и позволила его сыну — тоже Эдварду — поступить в элит­ное Военно-морское училище в Аннаполисе, где даже для допуска к экзаменам требуется рекомендация члена Конгресса. Однако мафия предателя не забыла, и в 1939 г. «Лёгкий Эдди» был расстрелян в своём автомобиле.  



Расстрелянный наёмными убийцами автомобиль Эдварда О’Хэйра-старшего. Пригород Чикаго, 8 ноября 1939 г.

К тому моменту его сын уже окончил училище, получил лейтенанта и только что поступил в лётную школу. Любовью к ави­ации, как ни странно, его заразил отец, в молодости поработавший в том числе и пилотом. Начало войны Эдвард О’Хэйр-младший встретил старшим лейтенантом и командиром дивизиона 3-й истребительной эскадрильи авианосца «Саратога». Уже 11 января 1942 г. их корабль словил торпеду и ушёл в ремонт. Но на берегу истребители пробыли недолго — их пере­са­ди­ли на авианосец «Лексингтон», который 30 января вышел в очередной рейд в стиле «ударил и убежал». Их целью был недавно за­хва­чен­ный японцами порт Рабаул на острове Новая Британия. (Пункт 3 на карте ниже)




Сорванный рейд

Раздраконенные предыдущими рейдами японцы серьёзно усилили воздушное патрулирование. Для этого в Рабаул был пе­ре­брошен дивизион больших летающих лодок H6K «Мэйвис». Утром 20 февраля одна из них и обнаружила американцев ещё в 850 км от порта. Самолёт сообщил о контакте и грамотно спрятался в облаках. Но от радара это помогло слабо.

С «Лексингтона» подняли три пары истребителей, и первое звено отправилось прочёсывать облака в районе обнаружения. Вскоре летающая лодка была обнаружена и сбита. Тем временем нарисовалась ещё одна «Мэйвис», которую сбило второе де­жур­ное звено. Третьему под командованием Эдварда О’Хэйра пострелять так и не удалось.


Четырёхмоторная летающая лодка «Каваниси» H6K «Мэйвис». Максимальная дальность полёта – 4800 км.

Внезапность была утеряна, и командир американского соединения решил отказаться от рейда, но до темноты идти преж­ним курсом. С тем, чтобы противник обеспокоился ситуаций на юго-востоке и отвёл туда хоть какие-то силы из Голландской Ост-Индии, где у союзников всё было очень плохо. В чём и заключалась «сверхзадача» всей операции.


С шашкой на танк

А у японцев были свои проблемы. В Рабауле у них имелось 18 ударных самолётов G4M1 «Бетти», тех самых, что не так дав­но на примере британских «Рипалс» и «Принс оф Уэльс» доказали, что авиация умеет топить даже линкоры. Но поскольку их планировали использовать для поддержки высадки на Новую Гвинею, то торпед к ним не было.

С истребителями тоже было не слава богу. Несмотря на феноменальную боевую дальность «Зеро», 1700 км в оба конца они мо­гли одолеть только с подвесными баками. Которых в Рабауле тоже внезапно не оказалось. Так что в атаку на авианосное со­е­ди­нение японцы отправили лишь бомбардировщики с парой 250-кг фугасок каждый. И без истребительного прикрытия.

Из-за погодных условий два тютая (дивизиона) «Бетти» разделились и искали противника самостоятельно. Первым на цель вышли 9 бомбардировщиков 2-го тютая. Их обнаружили радары, и в помощь дежурным звеньям истребителей с «Лек­с­ин­гтона» лихорадочно подняли всё, что стояло на палубе – вскоре в воздухе находились все 16 боеспособных «Уайлдкэтов».


Строй морских бомбардировщиков «Мицубиси» G4M «Бетти».

Пока подкрепление набирало высоту, 4 «Бетти» всё же успели прорвались к авианосцу, но не смогли точно сбросить бом­бы. Их командир попытался протаранить «Лексингтон», но зенитные автоматы буквально порвали его самолёт. Вскоре со все­ми девятью было покончено, а звену О’Хэйра опять не дали пострелять, продержав его в резерве.

В это время на сцене появились 8 «Бетти» 1-го тютая. Трудно было выбрать более подходящий момент: радар их заметил, но из-за бардака в воздухе эта «засечка» не была идентифицирована как вражеская; половина истребителей выработала го­рю­чее и шла на посадку, другая на малой высоте гонялась за остатками 2-го тютая. Бомби – не хочу!

Единственными, кто стоял между «Лексингтоном» и приближающимися бомбардировщиками, было оставленное в ре­зер­ве звено старшего лейтенанта Эдварда О’Хэйра. Ему наконец-то представилась возможность тоже немножко пострелять. Получив целеуказание, два «Уайлдкэта» рванули на перехват.


Звёздный час Эдварда О'Хэйра

В качестве первой жертвы О’Хэйр выбрал правое звено из трёх самолётов. Атакуя сверху-справа он расстрелял один из дви­гателей сначала правого, а затем и левого ведомого. Обе машины загорелись и вывалились из строя. Старший лейтенант проскочил под японцами и начал набирать высоту для нового захода.


Схема последовательности атак «Уайлдкэта» Эдварда О’Хэйра на дивизион японский бомбардировщиков.

Оглядевшись, О’Хэйр не обнаружил уже своего ведомого –  у того заклинили пулемёты. Так что Эдвард остался един­с­т­вен­ным защитником авианосца. Вторую атаку он провёл уже не поперёк строя, а по диагонали, слева-сзади. За этот проход он рас­стрелял по двигателю ещё у двух бомбардировщиков.

Набрав высоту «Уайлдкэт» О’Хэйра пошёл на третий заход спереди-слева. Его следующей целью стала машина ко­ман­ди­ра тютая. Очередная прицельная очередь по двигателю снесла его с креплений, и уже пятая «Бетти» вывалилась из строя. Эд­вард перенёс огонь на двигатель правого ведомого командирского звена, но выдав короткую очередь его пулемёты замолчали. Пи­лот расстрелял весь боекомплект.

В изложении это всё выглядит расстрелом в тире, но не нужно забывать, что «Мицубиси» G4M вовсе не были без­за­щит­ными «уточками». На атакованных О’Хэйром бомбардировщиках в сумме имелось 32 ствола 7.7-мм пулемётов и восемь 20-мм автоматических пушек. Но благодаря грамотному выбору ракурсов атак его «Уайлдкэт» отделался лишь двумя пулевыми по­па­даниями. Осколочных пробоин от «дружественного» зенитного огня оказалось гораздо больше.


Самое грозное из оборонительного вооружения «Мицубиси» G4M – 20-мм автоматическая пушка обр. 99 в хвостовой установке. Жертвами этих пушек в данном бою стали два «Уайлдкэта», решившие атаковать японцев сзади.

Последняя атака происходила практически над «Лексингтоном» и уцелевшие бомбардировщики успели сбросить бомбы, они легли всего в 30 метрах за кормой корабля. Потерявшей левый двигатель командирской машине удалось выровняться, и её пилот тоже решил протаранить авианосец. Но и на этой «Бетти» сошлись трассы зенитных автоматов и пулемётов, самолёт потерял управление и проскочил мимо «Лексингтона».

Тем временем подтянувшиеся к месту боя истребители – и даже пикировщики «Донтлесс» – занялись охотой на уце­лев­ших и добиванием повреждённых японских машин. В результате из 17 вылетевших «Бетти» до аэродрома смогли дотянуть лишь две, да и те годились только на запчасти. То есть эта авантюра обошлась японцам в целый бомбардировочный авиаполк, если считать по нашим меркам, плюс три тяжёлых летающих лодки


Пытавшийся протаранить «Лексингтон» самолёт без левого двигателя окончательно потерял управление и падает в воду. На хвосте хорошо видны «лычки» командира эскадрильи. Съёмка с борта «Лексингтона», 20 февраля 1942 г.

Весёлая посадка

После двух бомбёжек и двух попыток тарана зенитчики «Лексингтона» пребывали в состоянии «trigger-happy». Иными сло­вами, готовы были стрелять во всё, что шевелится. В результате у одного из них нервы не выдержали, и заходящий на посадку «Уайлдкэт» О'Хэйра встретила длинная очередь 12.7-мм «Браунинга». Выбравшись из кокпита, пилот медленно дошёл до кормы, уставился на молодого морпеха-пулемётчика, а затем изрёк: «Сынок, если ты ещё раз начнёшь по мне палить, когда я уже выпустил шасси, – я буду вынужден доложить об этом твоему командиру.»

Поздней коллеги поинтересовались, он хоть сам понял, что сказал? О'Хэйр задумался. «Ну, я, конечно, не имел в виду, что по мне можно стрелять, если шасси ещё не выпущено. Но это ведь могло заставить меня уйти на второй заход, а я не люблю ухо­дить на грёбаный второй заход!»


Эдвард О’Хэйр в кокпите «Грумман» F4F-3 «Уайлдкэт», на котором нарисованы японские флажки по числу сбитых.

Наблюдавшие за боем с «Лексингтона» поначалу записали на счёт Эдварда О’Хэйра шесть сбитых. Однако сам пилот был сильно не уверен в последнем, поэтому количество сократили до пяти. Тем не менее за какие-то 4 минуты в первом в своей жизни бою он не только спас свой корабль, но и получил право именоваться «асом». Первым в истории авиации аме­ри­кан­с­ко­го флота.

Несмотря на отказ от удара по Рабаулу, результаты рейда были признаны удовлетворительными и на лётчиков «Лек­син­г­то­на» – впрочем, как и на участников других рейдов – пролился дождь наград. Но Эдвард О’Хэйр был единственным, кто получил высшую награду страны – Медаль Почёта. А заодно и повышен на два звания сразу.


Эдвард О’Хэйр с женой Ритой в кабинете у президента Ф. Д. Рузвельта в момент вручения Медали Почёта.

29-летний командир авиагруппы авианосца «Энтерпрайз» капитан 3-го ранга Эдвард О’Хэйр погиб 26 ноября 1943 г. в ходе ночного боя с всё теми же G4M «Бетти» во время прикрытия высадки на атоллы Тарава и Макин. Они ему отомстили.

Tags: warhead
Subscribe

Posts from This Journal “warhead” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments

Posts from This Journal “warhead” Tag