Midway chronic's notes (midnike) wrote,
Midway chronic's notes
midnike

Categories:

Торпедоносца век недолог...

По моему скромному мнению, адекватному пониманию событий Второй Ми­ро­вой на Тихом океане – и особенно начального её периода – в первую очередь мешают два рас­про­стра­нён­ных заблуждения: «Япония – маленькая страна» и «У Дяди Сэма ещё много». Но если с первым бороться не так сложно – достаточно привести всего несколько наглядных цифр, то выбить второе практически невозможно. Что в оче­ред­ной раз наглядно показала одна недавняя дискуссия в мордокниге у небез­ыз­вес­т­ного И. Крамника. Но я всё равно не брошу это безнадёжнное дело и продуб­ли­рую здесь слегка допиленную версию ещё одной старой статьи, на этот раз посвя­щённой самому чёрному дню американских торпедоносцев.  

Комар с кувалдой

Как говорил наполеоновский генерал Антуан де Лассаль: «Гусар, который не убит в 30 лет, не гусар, а дерьмо!» Гусарами мор­с­кой авиации времён Второй Мировой стали экипажи торпедоносцев. С одной стороны, их самолёты несли самое грозное оружие – лишь торпеды тогда могли с одного-двух попаданий если не потопить, то как минимум вывести из строя тяжёлый ко­рабль. С другой – они были наиболее уязвимы в бою.


Этот кадр с «Накадзима» B6N «Тэнзан» на боевом курсе наглядно демонстрирует, в каких условиях атаковали торпедоносцы.

Выходя на цель торпедоносец вынужден двигаться на низкой скорости, малой высоте и предельно предсказуемым пря­мым курсом. Что делало эти самолёты идеальной мишенью и для истребителей, и для зениток. В случае США всё это усу­гу­б­ля­лось ещё и отсталостью их техники. Американские авиаторпеды Mark XIII были слишком нежными.

Их можно было сбрасывать с высоты не более 15 м и на скорости не более 200 км/ч. Для сравнения, у японских авиаторпед обр. 91 эти показатели составляли 100 м и 480 км/ч соответственно. Впрочем, тогдашний американские торпедоносец «Де­вас­тей­тор» с «рыбой» под пузом всё равно больше 100 узлов мог набрать только в пикировании.


Даже без торпеды «Дуглас» TBD-1 «Девастейтор» мог разогнаться максимум до 330 км/ч.

На момент появления в 1935 г. это были очень продвинутые машины – первые цельнометаллические торпедоносцы-моно­пла­ны в мире. Но прогресс в авиации шёл тогда такими бешеными темпами, что к началу 1940-х эти очень красивые самолёты со старомодной гофрированной обшивкой плоскостей уже успели безнадёжно устареть.


8-я торпедоносная

Американцы всё это хорошо осознавали. Накануне сражения при Мидуэе командир 8-й торпедоносной эскадрильи ави­а­носца «Хорнет» капитан 3-го ранга Джон Уолдрон раздал своим пилотам памятки, оканчивавшиеся словами: «И если в воздухе останется хоть один самолёт, я хочу, чтобы он держал курс и добился попадания.» Как в воду глядел!

Именно 15 «Девастейторов» этой эскадрильи первыми из американских палубников обнаружили японское соединение. Пикировщики и истребители из их авиагруппы благополучно заблудились, так что торпедоносцам пришлось идти в атаку в гор­дом одиночестве. А встречали их 26 «Зеро». Результат был немножко предсказуем.


«Гибель торпедоносца» – уничтожение 8-й торпедоносной эскадрильи на картине Джона Гамильтона.

Уолдрон собрал самолёты в плотный оборонительный строй. В надежде на 15 спаренных 7,62-мм пулемётов, что он выбил у начальства вместо одиночных, чтобы хоть как-то повысить шансы своих устаревших машин. Но для серьёзного про­ти­во­сто­яния скоростным и манёвренным истребителям их оказалось явно недостаточно.

На километр к ближайшему авианосцу «Сорю» смогли прорваться лишь три «Девастейтора». А на дистанцию сброса вы­шел всего один, с уже мёртвым стрелком-радистом в кокпите. Пилот этой машины выполнил приказ своего командира и ус­пел сбросить торпеду. Через несколько секунд он тоже был сбит. Добиться попадания ему не удалось.


6-я торпедоносная

Ещё одной странностью американских авиаторпед была их несуразная дальность, достигнутая за счёт низкой скорости – всего 33,5 узла. Столько же, сколько у тогдашних авианосцев и крейсеров, не говоря уж об эсминцах. Так что даже тяжёлые ко­раб­ли были в состоянии от них если не убежать, то без особых проблем увернуться.

Единственным вариантом результативной атаки была тактика «молота и наковальни». Когда две группы торпедоносцев од­новременно атакуют с правой и левой скулы корабля. Так что, уворачиваясь от торпед одной группы, он неизбежно под­ста­вит борт другой. Или получит обе, если сохранит начальный курс.


«Девастейторы» 6-й торпедоносной эскадрильи перед вылетом на палубе авианосца «Энтерпрайз». 4 июня 1942 г.

Именно этот приём попытались провести 14 «Девастейторов» 6-й торпедоносной эскадрильи с авианосца «Энтерпрайз», появившиеся над «полем боя» спустя считанные минуты после гибели коллег с «Хорнета». Разделившись на две группы, они попытались взять в клещи ближайший к ним авианосец «Кага».

Они тоже шли без истребительного прикрытия, но поначалу им повезло. В воздухе в тот момент находились уже 30 «Зе­ро», но большая их часть находилась в нескольких километрах – рядом с «Сорю». К тому же, многие уже расстреляли куцый боекомплект своих 20-мм пушек. Так что к цели прорвалось уже «целых» 5 торпедоносцев из 14.

Но японцы к тому времени успели нарастить количество истребителей до 39. Зашедшим с разных курсов двум маленьким группам «Девастейторов» не дали шанса провести синхронную атаку, и «Кага» спокойно увернулся от разделённых по вре­ме­ни «залпов». Стоило это 10 сбитых торпедоносцев, ещё один был вынужден сесть на воду.


3-я торпедоносная

В тот момент, когда не отягощённые больше торпедами остатки 6-й торпедоносной пытались сделать ноги, к японскому со­е­динению уже направлялась третья за час группа «Девастейторов». Это была 3-я торпедоносная эскадрилья с «Йорктауна». И она была единственной, что шла в атаку не в гордом одиночестве.


«Даже если останется только один», картина из коллекции Национального музея авиации.

Четырьмя километрами выше летели пикировщики, но главное – там были ещё и истребители. «Основные силы» из че­ты­рёх «Уайлдкэтов» на высоте 2000 м, и ещё два – в виде непосредственного охранения торпедоносцев. Планировалось тоже че­ты­ре, но в последний момент перед взлётом численность и так скромного эскорта была урезана.

Японское соединение, как мы помним, в тот момент прикрывали 39 «Зеро», три из них село для пополнения бое­комп­лекта, но взамен подняли сразу 6 свежих. 42 «Мицубиси» A6M2 против 6 перетяжелённых «Грумман» F4F-4 – результат, казалось бы, опять был «немножко предсказуем». Однако на этот раз безответного избиения не получилось.

Четвёрка командира 3-й истребительной эскадрильи капитана 3-го ранга Джона Тача не только оттянула на себя добрую по­ловину «Зеро», но и ухитрилась сбить четыре из них ценной потери одного своего. Пара из охранения тоже не подкачала и отправила на дно ещё как минимум трёх японцев. 12 «Девастейторов» 3-й торпедоносной получили шанс.


Завершающий этап «плетёнки Тача», тактического приёма, позволившего одноимённому командиру и его группе уцелеть в бою с многократно превосходящим противником. Картина Гарета Хектора.

Однако намеченная цель – скорей всего «Сорю» – удачным манёвром ушла из-под удара, и командир эскадрильи решил ата­ко­вать другую. Эти лишние километры стоили потери половины машин. Синхронной атаки опять не получилось, и теперь уже «Хирю» увернулся от двух разрозненных торпедных «залпов». Из всей эскадрильи уцелело лишь две машины, но и им при­шлось садиться на воду.


Торпедоносцы с Мидуэя

Логично предположить, что столь чудовищные потери были вызваны прежде всего несовершенством устаревших «Дева­с­тей­торов».  Однако первыми американскими самолётами, что атаковали японцев в тот день были совсем другие торпе­до­нос­цы. За два с лишним часа до палубников к японскому соединению вышли шесть новейших ударных самолётов «Авенджер». Эти крепкие скоростные машины были гораздо лучше вооружены, а кроме того несли хоть и те же торпеды Mark XIII, но с уве­ли­ченными, благодаря нехитрой модификации, высотой и скоростью сброса.


Шестёрка «Грумман» TBF-1 «Авенджер» при Мидуэе. «Выжил только один», картина Крэйга Кадера.

Но их встретили 28 «Зеро», и лишь один изрешечённый «Авенджер» смог дотянуть до первого подвернувшегося корабля – тяжёлого крейсера «Тикума» – и сбросить торпеду. От гибели этот самолёт спасло лишь то, что японские истребители были вы­нуждены переключиться на новых гостей.

Это были ещё более мощные, уже двухмоторные армейские скоростные бомбардировщики «Мародёр», доработанные для несения торпед. Однако быстро выяснилось, что в ситуации, когда на каждого по восемь «Зеро» – то и скорость, и пять пуле­мё­тов, включая три 12,7-мм, помогают слабо.


Армейский средний бомбардировщик «Мартин» B-26-MA «Мародёр» в торпедоносной конфигурации.

Тем не менее, двум повреждённым машинам удалось прорваться к авианосцу «Акаги» и сбросить торпеды, от которых ог­ром­ный корабль последовательно увернулся. К счастью для них, японские истребители получили команду не преследовать уже не представляющие опасности бомбардировщики, а готовиться к приёму следующих гостей.


Итоги

Всего в атаках на японское авианосное соединение в тот день участвовал 51 американский торпедоносец. Прорваться к це­лям и сбросить торпеды удалось лишь 14 из них. И ни одного попадания.

Долго было принято считать, что главным их вкладом в победу в этом сражении было то, что они «опустили» японские ис­тре­бители практически на уровень моря. Тем самым дав возможность пикировщикам беспрепятственно вынести авианосцы. Однако это вряд ли соответствует действительности.

В случае своевременного обнаружения американских пикировщиков, «Зеро», с их скороподъёмностью почти километр в ми­нуту, без проблем успели бы их перехватить. Но вот как-раз со своевременным обнаружением у японцев оказалось очень плохо. А ещё хуже – с организацией и управлением истребительным прикрытием.


Уклоняющийся на полной скорости от бомб авианосец «Хирю».

Так что основной заслугой торпедоносцев стало то, что в течении критически важного часа они ценой своих жизней за­с­тав­ляли японские корабли непрерывно маневрировать. Мешая тем самым механикам в ангарах авианосцев перевооружать удар­ные самолёты. А также вынуждая непрерывно поднимать – а главное сажать – всё новые истребители. То есть держать лёт­ные палубы «чистыми». В результате японцы так и не смогли подготовить и поднять в воздух ударные авиагруппы до роковой атаки американских пикировщиков.


Потери

Торпедоносцы заплатили за это очень дорого. Из 41 «Девастейтора» 35 было сбито, ещё три сели на воду, а из трёх вернув­шихся один был сразу списан. Итого потери составили 95% техники. Всего погибло 68 лётчиков (83%) не считая раненых. Шес­те­рых сбитых удалось найти и спасти, включая единственного выжившего из 8-й торпедоносной.

Но так повезло далеко не всем. Трёх американских лётчиков, включая пилота торпедоносца с «Йорктауна», подобрали япон­цы. После короткого «форсированного» допроса им раскроили головы пожарным топором и выкинули за борт. Ма­лень­кий штрих к распространённому заблуждению, что японский флот был «цивилизованней» их армии.


Пилоты 8-й торпедоносной эскадрильи на палубе «Хорнета». Через два часа в живых останется лишь один из них.

Из 10 «Авенджеров» и «Мародёров», что взлетали с Мидуэя, потери «железа» составили все 100% – 7 машин было сбито, три дотянувших до атолла пошли на списание. Потери лётного состава – 30 погибших (65%) и пятеро раненых. Для многих это будет сюрпризом, но потери как пилотов, так и лётного состава вообще за всё сражение в целом у одержавших при Мидуэе по­бе­ду американцев оказались намного выше, чем у проигравших японцев.


Выводы

Подобные примеры можно приводить ещё очень и очень долго. Мы слишком привыкли к тому, что США – это либо един­ственная сверхдержава на планете, либо, как минимум, одна из двух сверхдержав. У Дяди Сэма всегда всего много, и воюет он исключительно при наличии подавляющего количественного и качественного превосходства. Не говоря уж о мороженом и тё­плых сортирах, без которых американцы, как всем известно, воевать не могут в принципе.

Но в реальном декабре 1941 г. Соединённые Штаты оказались в очень непривычной и непонятной для нас, нынешних, си­ту­ации. Внезапно выяснилось, что им противостоит сила, по многим аспектам превосходящая их как количественно, так и ка­чественно. И до того момента, когда могучая промышленность США сможет обеспечить то самое «тупое заваливание желе­зом», надо было ещё как-то дотянуть. А пока воевать тем, что есть здесь и сейчас, сделав, как и многие другие в подобной си­ту­а­ции, ставку на единственный доступный «ресурс» – массовый героизм личного состава. И эта ставка сработала.

Tags: warhead
Subscribe

Posts from This Journal “warhead” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “warhead” Tag