Midway chronic's notes (midnike) wrote,
Midway chronic's notes
midnike

Category:

«Меч с небес»: ВДВ Японской империи

Идея радикально повысить мобильность пехоты путём её переброски авиа­ци­ей ви­та­ла в воздухе со времён Первой мировой. Но к началу следующей боль­шой войны лишь немногие страны успели оценить перспективность этой идеи – полно­цен­ны­ми воз­душ­но-десантными войсками располагали только СССР и Германия. Лишь успехи немецких «парашютных егерей» в 1939-41 гг. за­ста­ви­ли уделять больше вни­ма­ния новому виду войск. В Японии этой темой за­ин­тересовались и на флоте, и в армии. В ноябре 1940 г. на базе ВМС в Йо­ко­суке организовали секретный «1001-й учебный отряд» из 26 че­ло­век. А спустя месяц был создан и армейский — не менее секретный — «учеб­ный рейдовый отряд» из десяти офицеров.  

Ни один человек в данных подразделениях до этого не прыгал даже с парашютной вышки. Так что сначала им пришлось осваивать технику прыжков самим, а уже затем разрабатывать методику обучения. А ещё создавать как экипировку, так и но­вые типы парашютов: сразу стало ясно, что парашюты лётчиков десантникам не годятся. Тем не менее за считанные месяцы под­готовительная работа завершилась и началось формирование первых частей. Уже к ноябрю 1941 года в составе «спе­ци­аль­ных десантных сил флота» было создано два батальонного уровня парашютно-десантных отряда по 750 человек. А к началу 1942 г. — армейская 1-я рейдовая бригада из двух парашютных «полков». Но фактически это тоже были сокращённые баталь­оны по 700 бойцов.


Армейские парашютисты грузятся в транспортный Ки-57. На хвосте — эмблема 1-й рейдовой бригады

Первый блин не комом

Боевое крещение парашютистов морской пехоты состоялось на северной оконечности острова Целебес (Сулавеси) в Гол­ланд­ской Ост-Индии. Их первой целью стал стратегически важный аэродром Лангоан в районе порта Манадо.


Красными парашютами обозначены воздушно-десантные операции в ходе японского блицкрига

Утром 11 января 1942 г. 28 переоборудованных бомбардировщиков с 334 бойцами на борту взяли курс на Целебес. Но на под­лёте один из бортов был по ошибке сбит своим же самолётом. А сам десант — выброшен буквально «на голову» шести сот­ням оборонявших аэродром голландцев и понёс первые потери ещё в воздухе. Вдобавок возникли проблемы с вооружением.


Вооружение большинства десантников: 6,5-мм карабин «Арисака» обр. 38 со штыком, ручные гранаты, магнитная мина, пистолет «Намбу» обр. 14, бандольер для обойм с патронами и гранат

Карабины и пулемёты были слишком длинными, чтобы прыгать вместе с ними. Поэтому основное оружие сбрасывали в па­ра­шютных контейнерах, а десантники покидали самолёты, имея при себе лишь пистолет, штык и ручные гранаты. Казалось бы, при таком соотношении сил и средств «результат был немного предсказуем».

Оказавшись на земле, японцы с ходу вступили в бой. Одни под огнём прорывались к контейнерам с оружием. Другие с гранатами атаковали доты и пулемётные точки. Спустя час сопротивление голландских колониальных войск было сломлено, и они отступили с аэродрома вместе с поддерживавшими их броневиками.


Парашютисты морской пехоты рядом с контейнером для сброса вооружения и боеприпасов

Десант вооружился, перегруппировался и двинулся к следующей цели — базе гидроавиации. Через три часа японцы за­хва­тили и её. На следующий день отряд вышел к порту Манадо, где соединился с силами морской пехоты. Боевая задача была блестяще выполнена. Десантники потеряли 32 человека убитыми (включая 12 в сбитом самолёте). Потери противника ока­за­лись в шесть раз выше.


Командир 1-го парашютного отряда ВМБ Йокосука, капитан 2-го ранга Тояки Хориути. Справа он со своими бойцами в районе Манадо. В 1948 г. за художества его подчинённых с пленными был поставлен к стенке

Второй успех

Дебют армейских парашютистов состоялся 14 февраля 1942 г. северней города Палембанга, столицы острова Суматра. 240 бойцов высадились в районе крупного аэродрома P1 с задачей как минимум парализовать его работу на время десан­ти­ро­ва­ния основных сил с моря. Ещё 99 человек были сброшены двумя группами в 13 километрах южней. Целями были два крупных нефтеперерабатывающих завода. Их требовалось взять под контроль и удерживать до подхода основных сил, чтобы пре­дот­вра­тить уничтожение стратегически важных предприятий.


Разделённые притоком реки два крупных нефтеперерабатывающих завода рядом с г. Палембанг

Силы союзников в данном районе составляли более 2000 человек пехоты с артиллерией, миномётами, зенитными авто­ма­тами и броневиками, плюс 260 человек лётного и наземного персонала аэродрома. Часть контейнеров с оружием при­зем­ли­лась на деревья или в реку, и многим парашютистам опять пришлось вступать в бой лишь с пистолетами и гранатами. Но к вечеру противник был выбит с аэродрома, а к утру десантники зачистили и оба завода. Там голландцам удалось поджечь часть нефтехранилищ, на одном из заводов сработали не найденные сапёрами заряды. Зато второй был захвачен без повреждений.


Японская открытка времён войны, изображающая высадку десанта в районе аэродрома Р1

На следующий день, получив подкрепления, японцы заодно заняли и сам Палембанг, где и дождались подхода основных сил. А 16 февраля союзники уже эвакуировали свои войска из южной Суматры на остров Ява. Операция была успешно за­вер­ше­на. Потери парашютистов составили 29 человек убитыми и 48 ранеными.


Лебединая песня

Третья и последняя воздушно-десантная операция японского блицкрига началась 20 февраля 1942 г. Целью парашютистов морской пехоты стал аэродром, расположенный около города Купанга — столицы голландской части острова Тимор. Район обо­роняли сводные силы из около 600 голландцев и 1400 австралийцев с артиллерией и лёгкой бронетехникой. Учтя ошибки вы­садки на Целебесе, было решено сбросить десант аж в 17 км к востоку от цели, чтобы там спокойно собраться и во­о­ру­житься. И, пока основные силы противника будут скованы высадившимся на южном побережье морским десантом, ударом с фланга захватить аэродром.


Парашютисты морской пехоты распределились по отделениям после высадки

Однако репутация, которую успели заработать японские парашютисты, сыграла с ними злую шутку. Узнав о высадке воз­душ­ного десанта, командование союзников решило, что цель данного подразделения — как минимум перехват коммуникаций с востока. Поэтому вместо обороны от морского десанта они сразу рванули на прорыв из намечающегося окружения. Так что 308 японских десантников почти сразу напоролись на превосходящие силы отходивших голландцев и австралийцев. После продлившихся весь день боёв, переходивших в рукопашную, командир отряда принял решение убраться с дороги и про­дви­гать­ся к цели через джунгли.


Армейские десантники достают оружие и боеприпасы из парашютного контейнера

Такой же приказ получила и вторая волна десанта из 323 человек. Но для начала им тоже пришлось прорываться. Лишь утром 22 февраля парашютисты наконец добрались до аэродрома, где обнаружили, что он давно занят японскими мор­пе­хами, причём практически без боя. Формально боевую задачу парашютисты не выполнили, однако благодаря их действиям морскому десанту удалось с минимальными потерями захватить западную оконечность Тимора, окружить противника и за­ста­вить его капитулировать. Парашютистам эта операция обошлась в 36 человек убитыми и 34 ранеными.


Жизнь после смерти

На этом короткая и яркая история ВДВ Японской империи по большому счёту и закончилась. До недавнего времени в за­пад­ной историографии было принято считать, что причиной отказа от них стали катастрофически высокие потери. Цифры этих потерь брались из британских и голландских отчётов, согласно которым союзники, естественно, косили толпы злобных узкоглазых парашютистов, но те завалили их трупами. Плюс экстраполяция собственного кровавого опыта не особо удачных воздушно-десантных операций в Европе, да и немецкого десанта на Крите тоже.

Однако по японским данным, даже общие потери в каждом случае находились в пределах 10% от численности за­дей­ст­во­ван­ных бойцов. А в абсолютных цифрах это выглядит ещё менее внушительно: 97 убитых и 114 раненых за три операции. В ре­аль­ности японское командование было в полном восторге от эффективности нового рода войск и строило «планов громадьё» на предмет их использования в будущем. А японские конструкторы в срочном порядке разработали (широко используя не­мец­кие наработки) и запустили в производство специализированное вооружение для парашютистов. Уже к концу 1942 г. те по­лучили оружие, с которым можно было десантироваться, имея его при себе, а не в парашютном контейнере.


Специализированное оружие для парашютистов: разборная версия винтовки «Арисака» обр. 99, пистолет-пулемёт «Намбу» обр. 100 со складным прикладом, ручной пулемёт «Намбу» обр. 99 со съёмными прикладом и стволом, укороченный штык обр. 100

Настоящую же причину отказа от воздушно-десантных операций можно сформулировать в четырёх словах: Коралловое море, Мидуэй и Гуадалканал. По результатам этих сражений Япония сначала утратила стратегическую инициативу, а затем была вынуждена перейти к глухой обороне по всем направления. ВДВ оказались попросту не нужны. Парашютные части фло­та реорганизовали в обычную морскую пехоту, и бойцы поступили на усиление гарнизонов островных военных баз. Бóльшая их часть погибла при обороне острова Сайпан летом 1944 г.

В армии 1-я рейдовая бригада продолжала существовать, а в конце 1944 г. была развёрнута в дивизию с соб­с­твен­ны­ми тан­ка­ми и артиллерией. Однако никаких оперативных или хотя бы тактических задач они уже не решали, а занимались лишь ди­вер­сионными операциями. И там потери действительно были катастрофическими. Но это уже «совсем другая история».

Tags: warhead
Subscribe

Posts from This Journal “warhead” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 100 comments

Posts from This Journal “warhead” Tag