Midway chronic's notes (midnike) wrote,
Midway chronic's notes
midnike

Categories:

«Боевая химия» от дяди Сэма

По результатам немецкого блицкрига во Франции в 1940 г. в британских газетах по­явились леденящие душу истории о накачанных наркотиками немецких пара­шютистах-берсерках, которые не боялись ни боли, ни смерти; о «Панцер-шоко­ла­де», позволявшем немецким танкистам без сна и отдыха совершать многосуточные марши, а заодно и видеть в темноте; а также о «пилюлях Геринга», благодаря кото­рым пилоты пикирующих бомбардировщиков Ju-87 «Штука» спокойно выдержи­вали нечеловеческие перегрузки. Дыма без огня, как известно, не бывает. В данном случае речь шла о вполне реальном препарате под названием «Первитин». Под этой торговой маркой немецкая компания «Теммлер» с 1937 г. выпускала гидро­хлорид метамфетамина. Да-да, те самые «спиды».  

Впервые Вермахт использовал «Первитин» ещё в ходе вторже­ния в Польшу в 1939 г., но наиболее массовое применение было отмечено именно в ходе французской кампании весной 1940 г., когда за шесть недель боёв в немецкие войска поставили 35 ми­ллионов таблеток по три миллиграмма активного вещества в ка­ждой. В тот период синтетические психостимуляторы, в от­ли­чие от тех же опиатов или кокаина, не считались запрещёнными наркотиками. К 1930-м годам эти препараты широко использовались в медицине, свободно продавались в аптеках и реклами­ровались как средство от насморка, для похудения, да и вообще, как «лекарство от усталости».


Гражданский «Первитин» в таблетках и ампулах для инъекций

Впечатлённые результатами обдолбанного Вермахта, британские военные сказали: «Мы тоже так хотим». К тому же, анг­лийские пилоты и так уже начали подсаживаться на стимуляторы, правда, пока что в инициативном порядке и за свой счёт. Враж­еского «Первитина» в аптеках Туманного Альбиона не было, но зато там свободно продавался близкий по действию «Бен­зе­дрин» — выпус­кав­шийся с 1932 г. препарат американской компании «Смит, Кляйн и Френч» («СКФ») на основе амфетамина.


«Повышение боевого духа»

Осенью 1940 г. в ВВС, ВМС и Сухопутных силах Великобритании появились группы по изучению военного применения психостимуляторов. Изыскания, продлившиеся почти полтора года, опровергли большинство сказок, придуманных прессой. Испытания на центрифугах показали, что никакого повышения сопротивляемости перегрузкам не наблюдается. Точно так же не удалось обнаружить ни улучшения ночного зрения, ни повышения болевого порога, ни прочих сверхчеловеческих спо­соб­ностей. Более того, объективные исследования с использованием контрольных групп, которым давали как различные стимуля­торы, так и пустышки-«плацебо» показали, что и с самим стимулирующим эффектом «не всё так однозначно».

Амфетамин действительно давал ощущение бодрости, снижал зависимость ото сна и утомляемость, повышал способность к концентрации внимания и прочее. Но, как показали тесты, эти результаты несущественно превышали то, чего можно было добиться с помощью обычного кофеина. А повышение производительности труда оказалось субъективным ощущением, не подтверждённым объективной статистикой. То есть испытуемому лишь казалось, что под «Бензедрином» он пашет как вол.


Рекламная открытка ингаляторов с бензедрином: «Безопасно для детей и взрослых!»

Однако кроме объективных лабораторных исследований производились и субъективные «полевые», сводившиеся к опро­сам и обобщению опыта самостоятельного использования «Бензедрина» в войсках. Безо всяких там университетских извратов с альтернативными веществами и «плацебо». А вот здесь все в один голос говорили, какая это замечательная вещь и как она по­могает на войне. Очень уж народу нравились ощущения, что давали волшебные таблетки. Заодно выяснилось ещё одно до­сто­инство препарата. Без особой скромности его назвали «повышением боевого духа».

В отчёте главного энтузиаста применения «боевой химии», военного медика Роланда Уинфилда, приводились примеры того, как накачанный «Бензедрином» пилот «Ланкастера» самостоятельно принял решение снизить высоту сброса бомб, дабы точнее поразить цель, пусть и ценой входа в зону эффективного поражения вражеских зениток. А другой пилот решил на мно­готонном бомбардировщике заняться штурмовкой с бреющего полёта позиций задолбавшей его зенитной батареи. Угадаем с трёх раз, чья точка зрения показалась начальству более убедительной?


На службе Его Величества

В начале 1942 г. Королевские ВВС Великобритании начали массовую закупку бензедрина у компании «СКФ», и британские пилоты смогли наконец «заряжаться» уже за казённый счёт, а не за свои кровные. Также им выдали официальные рекомен­да­ции по применению, оказавшиеся даже более щедрыми, чем в Вермахте: две таблетки по пять миллиграмм активного вещест­ва перед боевым вылетом.


Армейская упаковка с таблетками «Сульфата Бензедрина» и предупреждением о правилах их применения

Королевские ВМС официально так и не приняли «на вооружение» модные таблетки, но и запрещать принимать «Бен­зе­д­рин» в частном порядке тоже не стали. Самые же большие энтузиасты «лекарства от усталости» обнаружились в армии, в лице нового командующего британскими силами в Северной Африке генерала Бернарда Монтгомери. По результатам первого «бо­евого применения» в ходе сражения при Эль-Аламейне официальная дозировка «Бензедрином» в подчинённых ему войсках вдвое превысила принятую в ВВС: уже по 20 миллиграмм в день до пяти суток подряд. Но, как нетрудно догадаться, это было только начало. Эксперименты с «боевой химией» ещё долго не отпускали британских военных…


А в это время в замке шефа...

Слухи о сверхэффективном использовании Вермахтом психостимуляторов дошли не только до Англии, но и до США. Но поскольку их «противотанковый ров» был несколько пошире британского, то исследованиями в этой области они за­нялись без спешки и с поистине американским размахом. В начале 1941 г. стартовали эксперименты в медицинском центре Северо-запад­ного университета по линии Национального исследовательского комитета. Одновременно военные запустили параллельный проект на базе своего Центра авиационной медицины.

Для экспериментов привлекались студенты-добровольцы, а также выделялись военнослужащие — пехотинцы, водители, танкисты, пилоты — и боевая техника. Их испытывали на тренажёрах по проверке концентрации внимания и на центрифугах. Гоняли длительными маршами, пешими и на технике. Проводились исследования в барокамерах и во время настоящих полё­тов. И так далее. Проверялось воздействие как натуральных — кофеина и эфедрина — так и синтетических стимуляторов: пре­паратов на базе амфетамина, метамфетамина и дексамфетамина, а также их смесей. Как и положено — с обязательным нали­чием конт­роль­ной группы, которой давали плацебо. Все эти исследования дали примерно тот же результат, что и менее мас­штабные бри­тан­ские.


Реклама ингаляторов с «Бензедрином», призывающая военных врачей обратить внимание на этот замечательный препарат

Никакого объективного повышения работоспособности тоже не обнаружилось. А в качестве средства борьбы с усталостью и сонливостью старый добрый кофеин лишь минимально уступал синтетике. Но субъективно испытуемые под «спидами» неизменно чувствовали себя намного более свежими и бодрыми. Ещё одним «преимуществом» синтетики сочли то, что при передозе отсутствовали тремор (дрожь в конечностях, прежде всего пальцев) и повышенная частота моргания, характерные при знакомой многим передозировке кофеина.

Вывод из этого был сделан несколько неожиданный: если вам так уж приспичит кормить какой-то «боевой химией» доб­лестных «Джи-Ай», то лучше всего подойдёт «Бензедрин». Препарат на базе сульфата амфетамина. Военное начальство это как-то не впечатлило, и оно распорядилось продолжить исследования. Неизвестно, сколько бы ещё всё тянулось, но тут вме­ша­лись внешние факторы.


Рыночек порешал

На дворе был конец 1942 г. К этому времени американские войска высадились в Северной Африке, а их «Летающие кре­пости» отправлялись бомбить Рейх с английских аэродромов. Британцы быстро научили «кузенов» всему плохому, что знали, но «дети сухого закона» и без них умели пить всё, что горит, а вот волшебные таблетки, которые уже вовсю применяли анг­лийские коллеги, зашли просто на ура.

Мало-помалу в действующих за океаном войсках росло возмущение. Почему мы должны покупать за свои кровные или доставать через союзников наш же американский «Бензедрин»? Тем более, что эти союзники вообще получают его на халяву, по ленд-лизу. Наверху на эти жалобы скорей всего забили бы, но тут вмешалась пресловутая «невидимая рука рынка».


Карманная аптечка американских лётчиков и её содержимое. Морфин для обезболивания и «Бензедрин» от усталости.

К помощнику военного министра США обратился некто Фрэнсис Бойер, вице-президент компании «Смит, Кляйн и Фре­нч», производителя того самого «Бензедрина». Он настойчиво интересовался, почему родное правительство не закупает чу­дес­ный препарат их производства, так высоко оценённый британскими союзниками? Экономим на наших мальчиках, на наших ге­ро­ических солдатах?!!

Министерство пыталось отбрёхиваться, ссылаясь на проведённые в США исследования. На что «СКФ» тут же представила упомянутый выше британский доклад Роланда Уинфилда, упирая на то, что он основан не на каких-то «кабинетных», а на «на­стоящих полевых исследованиях в боевой обстановке». О том, что данный доклад базировался исключительно на опросах о су­бъективных ощущениях, скромно умолчали. К процессу подключились и другие лоббисты, и в конце концов военное мини­с­терство сдалось.


Гостинцы от дяди Сэма

В феврале 1943 г. Уп­рав­ление снабжения сухопутных сил отправило в штабы обеих воюющих группировок американской армии — в Австралию и Северную Африку — сообщение о готовности ежемесячно поставлять им по 100 тысяч упаковок «Сульфата Бензедрина», по шесть таблеток каждая. На Тихом океане это особого интереса не вызвало, а вот в штабе генерала Эйзенхауэра уже всё хорошо знали, поэтому не стали мелочиться и радостно заказали сразу полмиллиона упаковок.

Одновременно начались поставки в базировавшуюся в Англии 8-ю воздушную армию. Кроме таблеток лётчикам полага­лись ещё и ингаляторы с порошкообразным бензедрином — для более эффективного приёма через слизистую. ВМС и морс­кая пехота США не остались в стороне. Изучив армейские материалы, они провели свои исследования, пришли ровно к тем же выводам и… Правильно. Весной 1943 г. всё равно «приняли на вооружение» волшебные таблетки и ингаляторы.


Армейский ингалятор с «Бензедрином». 325 мг амфетамина — столько же, сколько в 65 таблетках.

Последние немедленно оценили экипажи патрульных «Каталин», для которых ежедневные полёты по 12-16 часов бы­ли нормой. А ещё «Бензедрин» рассматривали как средство от проблем с вестибулярным аппаратом (читай: от морской болез­ни). Так что пляжи Таравы и Иводзимы штурмовали морпехи, по уши накачанные «Бенни», как ласково окрестили в войсках данный препарат. Впрочем, армейские коллеги в Сицилии или Нормандии тоже от них не отставали.

Нельзя сказать, что армейское и флотское руководство не осознавало опасности бесконтрольного употребления стиму­ля­торов. На каждой упаковке таблеток было ясно написано, что принимать их можно только в случае крайней необходимости и только по приказу командира. Стоит ли объяснять, на чём вертели эти рекомендации обычные бойцы? Особенно с учётом доступности препарата. А тем временем всё та же компания «Смит, Кляйн и Френч» подготовила родным вооружённым си­лам новый подарок под названием «Декседрин» — однако прогремел он гораздо позже, уже во время Вьетнамской войны и про­должал греметь вплоть до Иракской. Но это уже, как говорится, «совсем другая история».

Tags: warhead
Subscribe

Posts from This Journal “warhead” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 98 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “warhead” Tag