Midway chronic's notes (midnike) wrote,
Midway chronic's notes
midnike

Categories:

Из жизни авианосцев: «драконы» Японской империи

Содержание: «Лэнгли» | Японские «драконы» | «Лексингтоны» | «Граф Цеппелин»

Огромные «Акаги» и «Кага» съели две трети японского лимита на суммарный тон­наж авианосцев по Вашингтонскому договору 1922 г. Однако согласно тому же до­го­вору авианосцами считались лишь «боевые корабли свыше 10 000 т стандартного водо­измещения, спроектированные специально и исключительно с целью нести са­мо­лёты». Придуманный японцами лайфхак лежал на повер­хности: а давайте на­кле­паем маленьких, но очень злобных авианосцев меньше 10 000 т каждый, то есть не подпадающих под это определение! Как вам такое, глупые гай­дзины? Ска­зано – сделано. В конце 1929 г. был заложен первый такой корабль, полу­чив­ший грозное имя «Рюдзё» – «Взвившийся дракон» – с заявленным водоизме­ще­ни­ем в 7100 т. Хо­тя даже по проекту в нём было на 800 т больше.  

Однако креативные сыны Ямато зря решили, что они тут самые умные. Оказалось, что у их бледнолицых коллег специ­аль­но для таких хитро… глазых был запасён здоровенный болт с левой резьбой. При заключении в 1930 г. нового — уже Лондон­ского — договора «дырка» в формулировке была закрыта. Теперь корабль считался авианосцем вне зависимости от водоиз­ме­щения. Так что фокус не прошёл, и 7100 «официальных» тонн «Рюдзё» из японского лимита были всё же вычтены. На авиа­носцы у них теперь оставалось аж 20 100 т — и ни в чём себе не отказывайте!


«Рюдзё» в 1936 г. после второй модернизации. К тому моменту его водоизмещение выросло уже до 10 600 т.

Коня и трепетную лань

Вдобавок был введён лимит ещё и на суммарный тоннаж крейсеров. Но пытливые умы из японского министерства ВМС опять не пали духом и вскоре выдали новый креатив. А давайте одним ударом катаны снесём сразу две головы: построим на весь оставшийся лимит не просто авианосцы, а «два в одном» — авианесущие крейсеры. Чтоб и самолётики, и из пушек по су­постату пострелять, если что. Шах и мат вам, гайдзины!

Техническое задание на пару новых кораблей сформулировали предельно «скромно»: максимально возможная авиа­груп­па плюс вооружение, бронирование и скорость, как у новейших тяжёлых крейсеров. Конструкторы хотели было поинтере­со­ваться, не воткнуть ли туда ещё и блэкджек с гейшами, но вовремя вспомнили, что некий контр-адмирал Ямамото из управ­ления морской авиации очень любит и то и другое, так что может и не понять сарказма.




Так появился «проект № G6»: семь десятков самолётов, шесть 203-мм орудий главного калибра и 12 — универсального. Ад­миралам проект в целом понравился, так что они ограничились мелкими пожеланиями: увеличить количество самолётов до сотни, 127-мм «универсалок» — до 20, плюс 40 стволов зенитных автоматов. А вдобавок потребовали ещё и уменьшить водо­из­мещение. Хотя бы до такого, чтобы не так сильно краснеть, когда придётся врать, что оно всего 10 050 т.

Тут конструкторы не выдержали и смиренно поинтересовались, не завалялись ли в закромах родного министерства ВМС какие-нибудь альтернативные законы физики, при помощи которых можно было бы реализовать все эти хотелки. В результате здравый смысл всё же победил, и следующий «проект № G8» был создан на основании более реалистичных требований: 72 са­мо­лёта, пять уже 155-мм орудий главного калибра, 12 «универсалок» и минимальное бронирование. Всё это удалось утрам­бо­вать в 14 000 т стандартного водоизмещения.


Да несчастье помогло

Проект одобрили, и 20 марта 1934 г. под него выделили деньги. Но за неделю до этого произошло событие, серьёзно по­вли­яв­шее на всё японское кораблестроение. Попавший в шторм миноносец «Томодзуру» радостно помахал всем клотиком и совер­шил «поворот оверкиль». Расследование быстро выяснило причину — недостаток остойчивости. Проще говоря, на пере­вер­нув­шийся корабль напихали слишком много «верхнего веса» — надстроек, орудий и прочих торпедных аппаратов. Ли­хо­ра­дочная проверка остальных единиц флота привела к неутешительному выводу: с остойчивостью хреново везде.

Включая и «проект № G8», который начали аврально перекраивать, избавляя от того самого «верхнего веса». Из нового проекта окончательно исчезли «крейсерский» главный калибр и большая вертикальная дымовая труба, была радикально уменьшена надстройка, а нижний ангар «опустили» в корпус. Наконец, спустя восемь месяцев, состоялась закладка корабля, по­лучившего название «Сорю» — «Синий дракон».




От проекта с такой извилистой судьбой сложно было ожидать чего-то приличного на выходе. Однако авианосец оказался на удивление удачным. А следующий, спокойно доработанный корабль серии — «Хирю», или «Летящий дракон», — вообще стал лучшим «средним» авианосцем в мире. Правда, японским адмиралам пришлось делать ну очень честные глаза, расска­зы­вая иностранным коллегам по опасному бизнесу сказки про водоизмещение этих посудин. В реальности оно было 15 900 и 17 300 т соответственно.


Первые полгода войны эта сладкая парочка знатно поураганила от Пёрл-Харбора до Цейлона, пока им не настал полный Мидуэй. Хотя и там именно пилоты с «Хирю» смогли напоследок отправить в нокаут американский «Йорктаун».


Жизнь после смерти

Но на этом история «драконов» не закончилась. Когда перед Японией встал вопрос серийной постройки авиа­носцев в ус­ловиях военного времени и ограниченных ресурсов, то именно «Хирю» стал основой для нового проекта. Японцы планировали наклепать аж 15 кораблей типа «Унрю» — опять «дракон», на этот раз «парящий в облаках», — но успели по­ст­роить лишь три.

Tags: Из жизни авианосцев
Subscribe

Posts from This Journal “Из жизни авианосцев” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Posts from This Journal “Из жизни авианосцев” Tag