?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я уже неоднократно писал о том, как дорого обошлось нашим союзникам их вы­со­ко­мер­ное отношение к «отсталым» японским технологиям. Однако, если про те же «Зеро» или торпеды «Длинное копьё» известно всем, то некоторые шедевры сум­рач­ного японского гения оказались незаслуженно забыты. Ещё одним видом во­о­ру­жения, в котором японцы оказались «впереди планеты всей» стали лёгкие ми­но­мё­ты-гранатомёты. Что, наверное, неудивительно, потому как именно японцы пер­вы­ми среди армий новейшего времени на собственной шкуре испытали все пре­ле­с­ти забытых в «цивилизованных странах» ручных гранат, что делали из под­руч­ных материалов оборонявшие Порт-Артур русские. В долгу они, естественно, не ос­та­лись и быстро начали клепать аналогичные девайсы.  

В основных сражениях последовавшей вскоре Первой Мировой японская армия почти не участвовала (если не считатать штурма германской военно-морской базы Циндао в Китае), однако японские специалисты с понятным интересом изучали ре­не­с­санс данного способа умерщвления ближних своих, ставшего особо актуальным в условиях позиционной «окопной» войны. А в ход там шло всё, что позволяло добросить гранату из одного окопа в другой – от обычных рогаток и классических ка­та­пульт с баллистами, до весьма экзотических пневматических или центробежных «бросалок» с велосипедным приводом.


Французские «аркобаллисты» для метания ручных гранат в окопы противника.

К концу «Великой войны» вся экзотика естественным путём отсеялась, и средства доставки небольших зарядов на голову противнику по крутой, навесной траектории и подальше, чем просто бросок рукой, свелись, по сути, к двум основным типам. Это были либо специальные лёгкие «винтовочные гранаты», которые выстреливались из небольшой мортирки, крепившейся на ствол штатной винтовки, либо более тяжёлые мины, которыми пуляли уже из специальных лёгких артсистем, наследниц старых добрых мортир, или как их назали у нас – миномётов. Для них основной стала схема «мнимого треугольника» бри­тан­с­кого капитана Уилфреда Стокса – всем нам знакомая конструкция с двуногой для вертикальной наводки и опорной плитой для гашения отдачи. Хотя эта схема была далеко не единственной.


Первый классический миномёт («окопная мортира») Стокса.

Японцы приняли на вооружение и то, и другое, но одновременно с этим первыми задумались о системе, что позволила бы метать что-то помощней лёгкой винтовочной гранаты (обычно калибра 30-40 мм и соответствующим поражающим эф­фек­том), но не такое сравнительно тяжёлое, сложное и дорогое, как полноценный миномёт, требовавший вдобавок обученного рас­чё­та и специализированных боеприпасов. Последнее было крайне актуально, потому как тогдашняя Япония была, мягко го­во­ря, небогатой страной, плюс львиную долю военного бюджета по понятным причинам съедал Императорский флот с его крайне дорогими водоплавающими монстрами.

Поэтому к данному вопросу они подошли, что называется, комплексно, то бишь попытались убить одним выстрелом сразу трёх зайцев. В 1921 г. на вооружение японской армии была принята новая осколочная граната «обр. 10» (то есть, при­ня­тая в 10-й год правления императора Ёсихито) в конструкцию которой была изначально заложена возможность использования её и как обычной ручной, так и стрельбы ей из винтовочного или специального гранатомёта.


Ручная граната «обр. 91» (модернизированная версия гранаты «обр. 10») с запалом и накрученной гильзой с метательным зарядом для стрельбы из гранатомёта (справа).

Граната весом в 530 г имела цилиндрический корпус диаметром 50 мм с глубокой насечкой и начинялась 50 г тротила, сло­вом, во всём кроме формы являлась близким аналогом европейских «лимонок», включая нашу Ф-1. Основное отличие на­хо­ди­лось в её донышке, где имелась посадочная резьба для крепления либо хвостовика с оперением, превращающего её в вин­то­воч­ную, либо специальной небольшой гильзы с пороховым метательным зарядом и капсюлем для стрельбы ей уже из гра­на­то­мё­та. Запал гранаты был также рассчитан на все три варианта применения. В случае «обычной» гранаты из него надо было вы­дер­нуть предохранительную чеку и ударить обо что-то твёрдое, а в случае гранатомётов запал активировался просто от ус­ко­ре­ния при выстреле.


Гранатомёт «обр. 10» в сборе.

Одновременно с гранатой на вооружение был принят и собственно гранатомёт, по понятным причинам также на­зы­вав­ший­ся «обр. 10». Это было очень компактное, чуть больше полуметра длиной (в собранном виде вдвое короче), и очень лёгкое, всего 2,6 кг весом, оружие в виде короткого ненарезного ствола калибра 50-мм, штока с ударно-спусковым механизмом и ма­лень­кой опорной плиты, имевшей изгиб для упрощения наведения по углу возвышения.


Гранатомёт «обр. 10» в разобранном и походном положениях на фоне пистолета «Намбу» обр. 14 для масштаба.

Как и во многих подобных системах огонь из гранатомёта «обр. 10» вёлся с фиксированного угла возвышения в 45º. Даль­ность же регулировалась поворотом регулировочного кольца со шкалой, которое попросту открывало или закрывало га­зо­от­вод­ную щель на противоположной стенке основания ствола.


На верхнем снимке хорошо виден спусковой рычаг и шкала дальности в основании ствола, на нижнем – газоотводная щель с противоположной стороны.

В результате получилось пусть и не очень точное, но простое, дешёвое и эффективное оружие, способное закидывать штат­ную ручную гранату на дальность до 175 метров. И вдобавок, кроме носимого боезапаса самого гранатомётчика, он всегда мог пополнить его за счёт гранат остальных бойцов своего подразделения.

Однако у данной системы было два серьёзных недостатка, во-первых, уже упомянутая низкая точность, а во-вторых хо­те­лось иметь возможность кроме гранат пулять чем-то поубойней и на более серьёзные расстояния. Поэтому в 1929 г. гранатомёт претерпел серьёзную модернизацию, а по сути было создано пусть очень похожее внешне, но серьёзно отличающееся по ус­т­рой­ству оружие – тяжёлый гранатомёт «обр. 89» (к тому времени в Вооружённых силах Японии перешли на другой, но тоже, конечно же, эксклюзивно-японский календарь для обозначения года разработки).


Миномёт-гранатомёт «обр. 89» и специальная 50-мм мина к нему.

Новый японский миномёт-гранатомёт «обр. 89» был на десяток сантиметров длинней своего предшественника и заметно тя­же­лей, он весил уже на уровне магазинной винтовки – 4,7 кг. Но в обмен на увеличившийся вес, гранатомёт приобрёл мно­же­с­тво усовершенствований. Во-первых, он получил нарезной ствол. Во-вторых, кроме ручных гранат он мог теперь стрелять ещё и специальными неоперёнными минами разных типов (осколочно-фугасная, зажигательная, дымовая) весом 800-900 г и возросшей до 670 м дальностью стрельбы, то есть почти в 4 раза дальше, чем гранатой. А третьим важным усо­вер­шен­с­т­во­ва­ни­ем стало значительное увеличение точности. И это было достигнуто не только стабилизацией вращением за счёт нарезного ст­во­ла, но и изменением схемы управлением дальностью стрельбы.


50-мм мины с контактными взрывателями к миномёту-гранатомёту «обр. 89».

У обычных миномётов дальность выстрела регулируется, как и у «классических» артсистем с раздельным заряжанием, ли­бо углом возвышения, либо переменным метательным зарядом, либо тем и другим одновременно. Но практически все уп­ро­щён­ные лёгкие миномёты того времени оснащались максимально примитивным лафетом и вели огонь с фиксированного угла (углов) возвышения. Переменный метательный заряд у них также отсутствовал, так что в большинстве случаев дальность ре­гу­ли­ро­ва­лась изменением давления пороховых газов в стволе путём их отвода с помощью всякого рода газоотводных краников. По понятным причинам стабильных результатов таким образом добиться сложно, тем более, что эти системы отвода газов вда­ба­вок быстро загрязнялись пороховым нагаром.


Устройство миномёта-гранатомёта «обр. 89».

В случае же японского гранатомёта «обр. 89», также стрелявшего с фиксированного угла возвышения в 45º, была при­ме­не­на принципиально другая схема, в которой давление пороховых газов регулировалось просто изменением объёма «камеры сгорания». Ударно-спусковой блок с ударником и бойком можно было выдвинуть вглубь ствола на заданную величину. Граната или мина упиралась в него и не доходила до казённой части ствола, объём камеры увеличивался, давление падало, и мина или граната летели на меньшую дальность. Эта схема обеспечивала гораздо более точное управление давлением в стволе, а значит и дальностью выстрела, чем европейские газоотводные схемы.


Крупным планом спусковой рычаг и шкалы регулировки дальности. На левом снимке для специальных мин, на правом - для ручных гранат. Хорошо виден шаг в 5 метров по дальности. Также на правом снимке виден маховичок для регулировки дальности.

Для точного выставления дальности на штоке были нанесены шкалы, одна для мин, другая для гранат, причём шкалы бы­ли размечены с шагом всего в 5 метров дальности. И ещё одним важным усовершенствованием было добавление пузырькового уровня, который помогал точно выдерживать необходимые 45º возвышения ствола. А для прицеливания по горизонту слу­жи­ла простая белая риска по всей длине ствола. Таким образом, в отличие от европейских систем, миномётчику с «обр. 89» не нужно было тратить время на приведение своего оружие в боевое положение. Прямо с марша он мог опуститься на колено или залечь, загнать в ствол мину или гранату, выставить по шкале дальность, навестись на цель, проконтролировать по пу­зырь­ко­вому уровню угол возвышения и сделать пристрелочный выстрел. Следом шла коррекция и можно было начинать засыпать противника гранатами или минами со скоростью до 25 выстрелов в минуту – тут уже всё зависело от расторопности второго номера, подававшего боеприпасы.


Ведения огня из положения лёжа.

Появившиеся несколько позже, в середине-конце 1930-х годов лёгкие миномёты европейских армий были либо зна­чи­тель­но тяжелей японской модели, например:


польский 46 mm Granatnik wz.36 – 8 кг

советские 50-мм РМ-41 – 10 кг, РМ-38 – 12 кг

германский 5 cm Granatwerfer 36 – 14 кг

итальянский 45 mm Brixia Mod. 35 – 15,5 кг


Либо при сравнимом весе серьёзно уступали по характеристикам: 


французский 50mm Mle1937 – 3,7 кг

британский 2" SBML – 4,8 кг


Кроме того, ни одна из этих моделей не позволяла вести огонь штатными пехотными ручными гранатами, что ог­ра­ни­чи­вало их применение только тем небольшим боекомплектом, что мог унести на себе расчёт. Исключение составили лишь бе­реж­ли­вые финны, но и у них это не пошло дальше экспериментальных моделей.


Сравнение наиболее известных лёгких миномётов Второй Мировой войны.

Ещё одним важным отличием была простота и дешевизна японского миномёта-гранатомёта, что позволило наклепать их в количествах, достаточных для того, чтобы снабдить гранатомётом каждое стрелковое отделение (строго говоря, у японцев они назывались «пулемётными отделениями») пехотных частей первой линии, а также частей морской пехоты. В европейских армиях того периода лёгкие 50-60-мм миномёты были вооружением в основном ротного (редко взводного) уровня и состояли на вооружении миномётного взвода роты (или «взвода огневой поддержки» в армии и морской пехоте США) в количестве 2-3 единиц, а на уровне отделения имелся лишь винтовочный гранатомёт. В то время как в японской пехоте на ту же роту име­лось 9 миномётов-гранатомётов «обр. 89» в отделениях, плюс такое же количество винтовочных. А миномётный взводы или батареи с миномётами классической схемы им придавались уже в качестве средств усиления.


Ведение огня из положения с колена.

Вопреки представлениям об «отсталости» японской армии, на начальный период войны на Тихом океане японская пехота по своей организации и вооружению не только не уступала своим «цивилизованным» коллегам-противникам из Британии, США и Голландии, но по многим параметрам и превосходила их, особенно в «малой артиллерии», простом, но грозном ору­жии непосредственной поддержки, особенно эффективным в ближнем бою и на сложной местности. Что также стало одним из факторов, обеспечивших её сокрушительный успех во время японского «блицкрига» зимы-весны 1942 г.


Donate         Donate