?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Декабрь 41-го: «Первая кровь» Тихоокеанской войны | Ламер и радар | «Это хуже, чем Пёрл-Харбор!» | Первый облом

Утром 7 декабря 1941 г., кроме сообщения о неизвестной подлодке, потопленной у входа в бухту Пёрл-Харбор, американское командование получило ещё одно опе­ра­ти­в­ное предупреждение о предстоящей вражеской атаке. И оно точно так же бы­ло проигнорировано, хотя и по другим причинам. Этот эпизод достаточно ши­ро­ко известен, однако, на мой взгляд, при его изложении зачастую упускаются очень важные детали, что в результате серьёзно искажает его суть.
Незадолго до начала войны, в конце ноября 1941 г. по периметру острова Оаху бы­ли развёрнуты 5 мобильных радиолокаторов ПВО, ещё один находился в резерве. Это были радары модели SCR-270, первые системы дальнего обнаружения, се­рий­но поступившие на вооружение армии США.  

Они работали в метровом диапазоне (106 МГц) и теоретически позволяли обнаруживать воздушные цели на дальности до 240 км с точностью плюс-минус 6,4 км по дальности и 2° по азимуту. Определять высоту цели они не умели. Эти устройства были ещё очень несовершенны и капризны, поэтому было решено использовать их лишь в самое потенциально опасное время суток, с 04:00 по 07:00. Всё остальное время персонал занимался изучением новой материальной части, её обслуживанием и ус­т­ранением выявленных неполадок. В общем, если бы всё шло по расписанию, то эти радары вообще не должны были об­на­ру­жить приближающиеся 183 японских самолёта «первой волны».


Мобильная РЛС дальнего обнаружения SCR-270 на горе Опана, о. Оаху, 1941 г.

В известном фильме «Пёрл-Харбор» 2001 г. данная РЛС была изображена неким стационарным сооружением, нехилых раз­ме­ров бункером, набитым аппаратурой и личным составом. На самом же деле, «труба была пониже и дым пожиже»: по­в­то­ряю, РЛС была мобильной. Её антенна монтировалась на прицепе, а вся аппаратура умещалась в небольшом кунге и за­пи­ты­ва­лась от передвижного дизель-генератора. Расчёт SCR-270 состоял аж из трёх человек – оператора, планшетиста и моториста.

В 07:00 7 декабря 1941 г. два рядовых, Джозеф Локард и Джордж Эллиот, составлявших в этот воскресный день со­к­ра­щён­ный расчёт радиолокационной станции, расположенной на горе Опана, на самом севере острова Оаху, как положено, вы­к­лю­чи­ли свою станцию. Они вышли из кунга с аппаратурой, закрыли его и стали ждать пикап, который должен был отвезти их на зав­т­рак в расположенный в 15 км лагерь. Но машины, которая обычно приезжала к 7-ми, почему-то не было, и рядовой Ло­к­ард решил, что лучшим способом убить время будет дополнительная тренировка для его недавно призванного напарника.


Органы управления РЛС SCR-270 из инструкции по её эксплуатации.

В 07:02 солдаты снова запустили станцию, она прогрелась, вышла на рабочий режим и сразу выдала на экранчик ос­цил­ло­г­рафа отражённый сигнал такой мощности, что рядовые решили, что капризная железка опять глючит. Однако, быстро про­ве­рив все приборы, они убедились, что всё работает нормально, а значит они просто имеют дело с целью такого размера, с каким они раньше никогда не сталкивались. Рядовой Эллиот нанёс на планшет первую точку – азимут 3°, дальность 220 км. Спустя три минуты к ней была добавлена вторая и теперь можно было оценить курс цели – практически прямо на них, а также её ско­рость – ориентировочно 290 км/ч.

В 07:06 Эллиот позвонил в Информационный центр ПВО в форте Шафто, куда передавались данные со всех РЛС, но там ни­к­то не отвечал. Затем попытался дозвониться до штаба своей части – с тем же успехом. Причина была проста – не только них в 07:00 начиналось время завтрака. Наконец он наткнулся в списке телефонов на номер коммутатора Информационного центра, про который точно знал, что тот работает круглосуточно. Трубку поднял дежурный телефонист рядовой Джозеф Мак­до­нальд, которому Эллиот и сообщил, что они обнаружили «огромную кучу самолётов, летят с севера, три градуса к востоку».


Герои и антигерои: Оператор радара рядовой Джозеф Локард, планшетист рядовой Джордж Эллиот и дежурный офицер Информационного центра ст. лейтенант Кермит Тайлер.

Макдональд ответил, что ему некому передать эти сведения – весь персонал, что наносил поступающие с радаров данные на большой планшет Информационного центра, ушёл на завтрак, поэтому «как только – так сразу». Рядовой повесил трубку, записал сообщение и, обернувшись к часам, чтобы правильно написать время, заметил, что в центре кто-то всё же есть. На ме­с­те оказался 28-летний дежурный офицер, заместитель командира 78-ой истребительной эскадрильи старший лейтенант Кер­мит Тайлер, который дежурил в Информационном центре всего второй раз в жизни. В отличие от неофицерского состава, его завтрак начинался в 08:00.

Макдональд показал ему донесение, но старший лейтенант не придал ему значения. Рядовой не мог напрямик сказать оф­и­церу, что тот принимает решение в вопросе, в котором не разбирается от слова «совсем». Вместо этого он тактично сообщил, что служит тут с самого открытия Информационного центра, но ещё никогда не видел подобных сообщений, и предложил вы­з­вать с завтрака специалистов, чтобы они с этим разобрались. Тайлер ответил, что в этом нет необходимости, так он не видит ничего, требующего принятия каких-то срочных мер. Однако Макдональд не успокоился и уже сам позвонил на РЛС на горе Опана. На этот раз ему ответил более опытный опе­ра­тор радара Локард. Взволнованный рядовой сообщил, что сигналы ста­но­вят­ся всё мощней и там явно больше их пер­во­на­чальной оценки в 50 самолётов. В 07:08 дальность сократилась до 180 км, в 07:15 – до 148 км. Узнав, что в центре есть де­жур­ный офицер, Локард попросил позвать его к телефону.


Оригинал планшета за 7 декабря 1941 г. РЛС на горе Опана. Справа увеличенный фрагмент с отметками по той самой цели. (Кликабельно)

Старший лейтенант Тайлер выслушал новые данные. С одной стороны, его уровень компетентности не позволял оценить важ­ность представленных цифр, с другой стороны, его представления о субординации не позволяли «потерять лицо» перед рядовыми, отменив только что принятое решение. Во всё том же фильме «Пёрл-Харбор», актёр, изображавший Тайлера в этом месте сверяется с неким расписанием полётов и лишь после этого выносит свой вердикт. То есть произошедшее пред­с­тавляется неким несчастливым стечением обстоятельств. На самом же деле всё было гораздо печальней – старший лейтенант не смотрел ни в какие бумаги, он всего лишь краем уха, из разговоров в штабе слышал о том, что утром ожидается прилёт са­мо­лё­тов с возвращающегося в Пёрл-Харбор авианосца «Энтерпрайз», а кроме того он также слышал, что ожидается прибытие очередной группы транзитных «Летающих крепостей» B-17, перегоняемых на Филиппины. Но в любом случае это, конечно же, были свои самолеты, какие же ещё?

Оборвав все дальнейшие дискуссии, Тайлер сказал Локарду: «Всё понял, не беспокойтесь об этом». Хотя оба этих пред­по­ложения наглядно демонстрировали его уровень владения вопросом. Бухта Пёрл-Харбор, куда должен был придти ави­а­носец, расположена в южной части острова Оаху, а база в Сан-Диего в Калифорнии, откуда летели «Летающие крепости» – к востоку-северо-востоку от Гавайских островов. То есть, все эти самолёты никак не могли лететь к Оаху практически точно с се­вер­но­го направления. Но решение уже было принято.


А вот что, собственно, видели операторы радаров тех времён. Снимок с экрана осциллографа РЛС SCR-270 с пояснениями рядового Джозефа Локарда.

Как и в случае с сообщением капитана 3-го ранга Аутербриджа о подлодке, информация, полученная от РЛС на горе Опа­на, могла подарить американскому гарнизону те же драгоценные 40 минут на приведение средств ПВО в боевую го­тов­ность. Но и этот шанс не был использован, и больше подобных подарков судьба на тот день уже не припасла.

А рядовые Локард и Эллиот ничего не знали об уровне компетентности дежурного офицера Информационного центра ПВО. Привычно рассудив, что «начальству видней», они вернулись к отслеживанию необычной цели, пока в 07:39, на дис­тан­ции 35 км её отметка не ушла в зону постоянной интерференционной помехи, вызванной отражением от окружающего рель­ефа. Солдаты во второй раз за утро выключили станцию, сели в уже дожидавшийся их грузовичок и поехали есть за­слу­жен­ный завтрак.




Цели «первой волны» японской палубной авиации были расположены далеко от северной оконечности острова, поэтому ехавшие в машине солдаты не слышали никаких взрывов. И лишь подъезжая к лагерю увидели на горизонте огромные столбы густого чёрного дыма. Отметка на радаре обрела реальность.


Эпилог

В августе 1942 г. старший лейтенант Кермит Тайлер предстал перед первой, ещё флотской, Комиссией по расследования ка­та­строфы в Пёрл-Харборе. Но был оправдан и под трибунал не пошёл. Члены комиссии решили, что в данном случае ви­но­ват не столько конкретный некомпетентный, но самоуверенный идиот, сколько более высокопоставленные идиоты, которые на­зна­чили на столь ответственное дежурство совершенно неподготовленного для этого офицера. Тайлер продолжил службу и ушёл в отставку по возрасту в 1961 г. За  25 лет своей военной карьеры он смог дослужиться аж до подполковника.  Кермит Тай­лер умер в 2010 г. в возрасте 96 лет.

Posts from This Journal by “Декабрь 41-го” Tag