Midway chronic's notes (midnike) wrote,
Midway chronic's notes
midnike

Categories:

Мифы Мидуэя: Отвлекающая «Операция AL»


С Алеутской операцией, одним из следствий которой стал тот захваченный «Зеро», что мы недавно обсуждали, связан ещё один крайне живучий Мидуэйский миф. В его живучести легко убедиться, почитав статьи к недавней го­до­вщи­не сражения. Но должен сразу предупредить, что если пре­ды­ду­щие мои тексты были ад­ре­со­ваны всем, кто в какой-либо степени интересуется Тихо­оке­ан­ской войной, то для понимания того, о чём пойдёт речь ниже, желательно иметь хотя бы общие пред­став­ле­ния о ходе сражения при Мидуэе. Как минимум, на уровне популярных работ – иначе, боюсь, вам будет непонятно, скучно и не­ин­те­рес­но. Словом, я пре­ду­пре­дил, а кто не спрятался – я не виноват.  

25-28 мая 1942 г. (здесь и далее время и даты приводятся по часовому поясу Мидуэя, Гринвич −12) четырнадцать оперативных соединений Японского Императорского флота покинули рейды и якорные сто­ян­ки военно-морских баз, разбросанных от Оминато в северной части острова Хонсю, до атолла Кваджалейн на Маршалловых островах. В течении этих четырёх дней в море вышло 11 линкоров, 4 эскадренных и 4 лёгких авианосца, 13 тяжёлых и 9 лёгких крейсеров, 67 эс­мин­цев, десятки тральщиков, транспортов и танкеров – всего 170 кораблей и судов. Кроме того, была задействована 21 подводная лодка, часть из которых вышли к своим целям заранее. Бóльшая часть этих сил была задействована в «Операции MI» и на­прав­ля­лась на запад, к крохотному атоллу Мидуэй, но цели пяти из этих четырнадцати соединений находились почти в трёх тысячах ки­ло­мет­ров севернее, на Алеутских островах, три из которых – Адак, Атту и Кыска – предстояло захватить в ходе «Операции AL».

Соединения, участвовавшие в сражении при Мидуэе и Алеутах, расположение на начало операции – 00.00 3 июня 1942 г. Самолёты в ангарах авиа­нос­цев Второго мобильного соединения (MF2 на схеме) уже готовят к вылету, они появятся над Датч-Харбором через 3 часа 45 минут.

Японский Императорский флот, Алеутское направление: KIF – Соединение вторжения на о. Кыска, AIF – Главные силы и Соединение вторжения на о-ва Адак и Атту, MF2 – Второе мобильное соединение, I-9/19 – 1-я эскадра подлодок (ещё две лодки находятся восточней).
Тихоокеанский флот США, Алеутское направление: TG 8.6 – Оператативная группа 8.6 (Главные силы 8-го Оперативного соединения).

I. ПРИВЫЧНЫЙ СЦЕНАРИЙ

Что касается общего плана этих операций, то чаще всего его описывают примерно следующим образом:
«Атака на Мидуэй должна была вынудить американцев к использованию своих авианосцев для защиты этого острова. И тут японские морские силы должны были обрушить на противника свои превосходящие силы и окончательно решить вопрос о том, кто сильнее на Тихом Океане. [...] Японцы делали ставку на внезапность своего нападения. Они предполагали, что, когда американцы получат сообщение о нападении на Алеутские острова, их флот направится на север. В это время японцы нанесут удар по Мидуэю, высадят там десант и захватят остров. А боевые корабли японских ВМФ перехватят и уничтожат американский флот в море. [...] 3 июня японцы начали отвлекающую атаку на Алеутские острова.»
«Сражение у атолла Мидуэй. 1942 год», русский вебсайт игры «World of Warplanes»
Я привёл именно эту цитату вовсе не из желания поиздеваться над автором, написавшим несколько дней назад эту статью для раздела «История» на сайте очередной онлайн-игры от Wargaming.net – он всего лишь максимально упрощённо  изложил то, что все мы читали в издававшихся на русском языке классических работах на эту тему (здесь и далее выделения в цитатах мои):
«Нападением на Алеутские острова Объединенный флот прежде всего намеревался отвлечь внимание противника от направления главного удара (о. Мидуэй). Поэтому удар в северном районе наносился первым. 3 июня 2-е ударное авианосное соединение контр-адмирала Какута [...] должно было произвести налет на Датч-Харбор – главный опорный пункт противника на Алеутских островах.»
M. Fuchida, M. Okumiya “Midway”, 1955. – М. Футида, М. Окумия «Сражение у атолла Мидуэй», 1958.
«Весь план строился вокруг так называемого дня N, назначенного для высадки десанта на Мидуэй. В день N−3 (день N минус три дня) адмирал Хосогая должен был начать представление атакой на Алеутские острова, отвлекая внимание противника от направления главного удара
John W. Lord, “Incredible Victory”, 1967. – Джон У. Лорд, «Невероятная победа», 1996
«Ямамото упрямо стоял на своей давнишней точке зрения: Япония проиграет затяжную войну. Единственная ее надежда заключается в генеральном сражении в течение первых 6 месяцев. Если будет уничтожен американский Тихоокеанский флот, это может привести к переговорам о мире. Но это мнение почти никто не разделял. Операция против Мидуэя (операция MI) была наконец утверждена 5 апреля. Она включала набег на Датч-Харбор и оккупацию Киски и Атту в группе Алеутских островов (операция AL) в качестве отвлекающего маневра.
Paul S. Dull, “A Battle History of the Imperial Japanese Navy”, 1978. – П. С. Далл, «Боевой путь императорского флота», 1997


Последствия японских авиарейдов на Датч-Харбор 3 и 4 июня 1942 г.

II. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВЕРСИИ

Что любопытно в этой истории, так это то, что сами японцы долгое время, похоже, и не подозревали об «отвлекающем» характере «Операция AL». В приказе № 94 от 5 мая 1942 г. Генштаб Императорского флота определял её цели следующим образом: «Задачей данной операции являются захват или уничтожение стратегических пунктов в западной части Алеутских острововов с целью контроля за передвижениями вражеских флота и авиации в данном районе». Задачи собственно авиарейда на Датч-Харбор уточнялись уже командованием Северными силами флота в приказе № 24 от 20 мая 1942 г.: «Второе Мобильное соединение, в составе [...] предпринимает авиарейды на Датч-Харбор, Адак и Кыску с целью уничтожения сил вражеского флота во время первой фазы операции». Генштаб Императорской армии, выделявший пехотные и инженерно-строительные подразделения для десантных операций на Алеутском направлении, также, похоже, ничего не знал об от­вле­ка­ющем характере этой операции, по крайней мере, в приказе № 628 от 5 мая 1942 г., определющем цели и задачи выделенного ими контингента говорилось лишь: «Императорским Генеральным штабом планируется захват западной части Алеутского архипелага. Северное соединение во взаимодействии с силами флота выполняет захват островов Адак, Кыска и Атту.» А в рапорте ГК Первого воздушного флота вице-адмирала Нагумо, от действий которого собственно и должна была «отвлекать» Алеутская операция, о событиях 3 июня 1942 г. на северном направлении не упоминается вообще.

В составленном уже после войны аналитическом обзоре этой операции Императорского флота (написанном офицерами японского Генштаба в ряду других подобных работ, так называемых «Японских монографий») тактические и стратегические задачи «Операции AL» были просуммированы следующим образом:
«Японское вторжение на Алеуты задумывалось как фланговая операция для прикрытия наших сил в районе Мидуэя от возможной атаки с северного направления. [...] В случае оккупации японскими силами западной части Алеутских островов, базы для последующих авиаударов могли быть выдвинуты ближе к уязвимым целям. В то же время, воздушное патрулирование в восточном направлении, в сочетании с морским патрулированием Сил восточно-тихоокеанского прикрытия, обеспечили бы Японии прекрасную защиту. Таким образом передвижения вражеских сил оказались бы под контролем. Это давало возможность предотвратить потенциальное вторжение с северного направления, а также, впоследствии прервать сообщение между США и Россией.»
“Japanese Monograph No. 88: Aleutian Naval Operations, March 1942 - February 1943”, 1950.
Что ещё более любопытно, так это то, что командование Тихоокеанского флота США, знавшее, благодаря ра­дио­раз­вед­ке, пла­ны японцев, тоже, похоже, совершенно не подозревало об «отвлекающем» характере Алеутской операции. Ни в оперативных планах, определявших цели и задачи на Алеутском и Мидуэйском направлениях (Оперативные планы ГК ТФ США № 28-42 и № 29-42, соответственно), ни в написанных по результатам сражений рапортах ГК ТФ США и Ком. с-зап. морского по­гра­нич­ного района, нет никаких упомнинаний о том, что эта операция воспринималась как отвлекающая. Скорее наоборот, к мерам по противодействию японцам на Алеутском направлении отнеслись со всей возможной серьёзностью:
«Одновременно с этим было создано новое, 8-е Оперативное соединение, в которое вошли все имевшиеся в наличии крейсеры (пять) и все имевшиеся эсминцы (четыре). Соединение было направлено в воды Аляски, чтобы оказать содействие силам Морского пограничного района, находившимся в данном районе.»
Commander in Chief, U.S. Pacific Fleet, “Battle of Midway”, 28 June 1942.
Однако, уже весной 1943 г., когда Разведуправление флота США опубликовало в серии "Ход боевых действий" первый анализ сражения при Мидуэе, события на Алеутском направлении характеризовались там следующим образом:
«Кроме того, нападение на наши базы на Алеутских островах представляется логичной для японцев параллельной операцией. Для противодействия данной угрозе Аляске, все имевшиеся свободные корабли – пять крейсеров и четыре эсминца – были направлены для поддержки наших сил в районе Аляски. [...]  Атака на Датч-Харбор, Форт Гленн и Форт Мирз на Алеутах состоялась 3 июня. Её можно интерпретировать как отвлекающие действия перед нападением на Мидуэй, но более вероятно, что это было операцией обеспечения захвата островов Кыска и Атту.»
Navy Department, Office of Naval Intelligence, “Combat Narratives: Battle of Midway; June 3-6, 1942”, 13 March 1943.
Иными словами, по результатам первичного анализа сражения у американцев появились первые сомнения по поводу целей этой операции. Хотя, на тот момент, отвлекающий характер нападения на Алеуты всё ещё представлялся хоть и возможным, но маловероятным. Главным и единственным доводом в пользу этой версии служило то, что авиаудар по Датч-Харбору и авиабазам на острове Уналашка был нанесён на сутки раньше, чем по Мидуэю. Ситуация серьёзно изменилась после капитуляции Японии, когда в распоряжении американцев оказались такие источники информации, как захваченные японские документы (те, что японцы не успели уничтожить), а также допросы японских морских офицеров и адмиралов. (Далее приведены фрагменты допросов, имеющие отношение к интерсующим нас событиям, указаны звания на момент допроса и должности, занимаемые этими офицерами во время сражения при Мидуэе и Алеутах):
Вице-адмирал С. Фукудоме (начальник первого отдела Генштаба Императорского флота)
Вопрос: Для начала, какими наиболее удалёнными фиксированными позициями было ограничено [в предвоенном планировании] наступление на севере?
Ответ: На севере – Алеутские острова, включая Атту и Кыска, что касается Датч-Харбора, то, думаю, это было оставлено на усмотрение флота. На юге изначально был определён Рабаул, а Соломоновы острова и Мидуэй были добавлены поздней.
Вопрос: Мы можем это называть первой утверждённой линией – Атту и Кыска (возможно Датч-Харбор), Уэйк, Рабаул и так далее на западе? Мы можем определить это как первую линию?
Ответ: Да, включите ещё в эту линию острова Гильберта. Это была первая линия оккупации, но она не ог­ра­ни­чи­ва­ла действия флота.
Вопрос: Таким образом продвижение на западные Алеуты в июне 1942 г. в действительности было завершением первоначального плана, пусть и слегка запоздалым?
Ответ: Здесь я должен сделать поправку, включение Кыски и Атту в первоначальный план лишь обсуждалось, но не было утверждено. Они были добавлены тогда же, когда было решено включить в эту линию Мидуэй.
Капитан 1-го ранга Я. Ватанабе (нач. артиллерийского отдела штаба Объединённого флота).
Вопрос: Как вы планировали использовать Мидуэй после его захвата?
Ответ: Мы планировали использовать его в качестве базы для дальних разведывательных самолётов и подводных лодок. Нападение на Алеутские острова было частью того же плана. Планировались только авиарейды, но мы также планировали захватить Кыску несколько поздней.
Вопрос: Вы планировали использовать Кыску и Датч-Харбор для дальнейшего продвижения в направлении США?
Ответ: Нет, это слишком. Только защита Японии от авиарейдов.
Капитан 1-го ранга Т. Ито (зам. начальника штаба Пятого флота по авиации).
Основной задачей Алеутской операции была оккупация о. Адак в качестве северной базы для патрульных само­лё­тов, которые, во взаимодействии с базирующимися на Мидуэй, могли бы контролировать подступы к Японии через северную часть Тихого океана.
Капитан 1-го ранга Т. Амаги (зам. командира авианосца «Кага» по авиации).
Вопрос: В чём была цель атаки на Алеутские острова?
Ответ: Это был отвлекающий манёвр.
Капитан 2-го ранга М. Окумия (зам. начальника штаба Второго мобильного соединения по авиации)
Задачей Второго Мобильного соединения была атака кораблей, самолётов и наземных сооружений в Датч-Хар­бо­ре в качестве отвлекающего от Мидуэя манёвра, затем поддержка десантных операций на западных Алеутах.

В результате сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на то, что версия об «отвлекающем ударе» высказывалась лишь офицерами, не имевшими никакого отношения к планированию операций (в то время как офицеры и адмиралы, служившие в Генштабе, штабе Объединённого флота и штабе Пятого флота называют совсем другие цели), именно эта версия в конце концов была принята в качестве основной, а уже в первом серьёзном послевоенном исследовании Р. У. Бэйтса (начальника Отдела исследований и анализа Военно-морского колледжа США) «Сражение при Мидуэе, включая Алеутскую фазу, 3 июня − 14 июня 1942 г. Стратегический и тактический анализ.», вышедшем в 1948 г., – становится вообще единственной. Поскольку именно эта работа стала основной базой для практически всех последующих исследований сражения при Мидуэе, то ста­но­вит­ся понятным, каким образом «отвлекающий удар на Алеутах» превратился в общепризнанный факт.


Лёгкий авианосец «Рюдзё», флагман Второго мобильного соединения, атаковавшего Датч-Харбор.

III. СОМНЕНИЯ

Однако, ставшая на долгое время канонической схема с «отвлекающей Алеутской операцией» вызывала ряд вопросов:

1. Целесообразность. Основной целью Мидуэской операции был не сам захват этого атолла (насчёт которого у японцев были очень серьёзные сомнения в своей способности его впоследствии удержать – прежде всего из-за проблем со снабжением столь отдалённого форпоста), а вовлечение и уничтожение в генеральном сражении оставшихся сил Тихоокеанского флота США, прежде всего, авианосцев и линкоров. В этой ситуации какая-либо «отвлекающая операция» вы­гля­дит крайне нелогичной, так как она прямо противоречит основной цели. Зачем «отвлекать внимание противника от направления главного удара», если требуется наоборот привлечь к нему максимум внимания с тем, чтобы вызвать ответную реакцию противника в виде вы­дви­же­ния мак­си­маль­но возможного количества американских кораблей в подготовленную для них ловушку.

2. Недостаточное время на реакцию. Не будем забывать, что речь идёт о Тихом океане с его огромными расстояниями. Для лучшего понимания стóит вспомнить, что расстояние от Пёрл-Харбора до Мидуэя составляет 1134 мили [2100 км], а от Пёрл-Харбора до Датч-Харбора 2627 миль [4864 км], и это по кратчайшим маршрутам (по дуге большого круга). То есть переброска туда кораблей заняла бы, как минимум, 75,6 и 175 часов соответственно (экономическим ходом в 15 узлов [28 км/ч]). При этом японские самолёты появились над Датч-Харбором 3 июня 1942 г. в 03.45, а над Мидуэем – 4 июня в 06.35. Таким образом, американскому командованию оставлялось менее 27 часов на реакцию. Как нетрудно посчитать, даже в идеальном случае мгновенной реакции и мгновенного выхода кораблей в море, отправленное к Датч-Харбору соединение успело бы пройти от силы 400 миль [740 км] в северном направлении, и к тому моменту, как было бы получено сообщение об атаке уже Мидуэя, оно находилось бы примерно на широте Мидуэя и где-то в 900 милях [1668 км] восточней атолла. В реальности же этого времени в лучшем случае хватило бы на авральную подготовку к походу имевшихся в Пёрл-Харборе кораблей. Это прекрасно понимали и в штабе Объединённого флота, поэтому появление в районе Мидуэя американского соединения ожидалось не ранее 7 июня, то есть на четвёртый день после начала операции и на следующий день после захвата собственно атолла, и именно к этой дате все японские соединения должны были занять исходные позиции для морского сражения.

3. Состав сил. Строго говоря, данный пункт не имеет отношения к основной идее канонической версии, однако некоторые авторы (в частности П. С. Далл) называют отвлекающей операцией не только авиарейд на Датч-Харбор 3 июня 1942 г., но и всю Алеутскую операцию, включая захват островов Атту и Кыска. Здесь стóит вспомнить, что в состав остальных четырёх соединений Пятого флота вице-адмирала Мосиро Хосогая, входили ещё 1 тяжёлый, 3 лёгких и 2 вспомогательных крейсера, 10 эс­мин­цев, 1 гидроавиатранспорт (8 E13A1 на борту), 3 тральщика, 1 минный заградитель, 6 подлодок, 2 танкера и 6 транс­пор­тов, перевозивших 550 морских десантников, 1143 пехотинца и 700 человек стройбата со строительными ма­те­ри­ала­ми и обо­ру­до­ва­нием. Присутствие гидроавиатранспорта и инженерно-строительных частей однозначно говорит о том, что эти высадки (за исключением высадки на о. Адак) изначально планировались не как рейды – высадились, зачистили, ушли – а предполагали удержание этих островов достаточно продолжительное время. С обустройством там укреплений, а также баз гидроавиации и подлодок. По первоначальным планам эти острова собирались удерживать как минимум до зимы, но по факту японский гарнизон на острове Атту был уничтожен американским десантом лишь в мае следующего 1943 г., а гарнизон острова Кыска был эвакуирован лишь в конце июля, более чем через год после высадки.


1. Остатки японской базы подводных лодок-малюток на о. Кыска. 2. Остатки японской базы гидроавиации на о. Атту

Эти и ряд других соображений приводили к мысли, что «Операция AL» всё же была именно тем, чем она представлялась не­по­сред­ствен­но в ходе событий и сразу после них – самостоятельной операцией по захвату двух островков в западной части Алеутского ар­хи­пе­ла­га, проводившейся параллельно с «Операцией MI» по захвату атолла Мидуэй (и, как показывают многие свидетельства, Алеутское направление даже не входило в исходный план адмирала Ямамото, а было добавлено во время обсуждений будущей операции в Генштабе Императорского флота). Соответственно, рейд палубной авиации на Датч-Харбор утром 3 июня 1942 г. проводился ис­клю­чи­тель­но в целях обеспечения этой высадки и не имел прямого отношения к Мидуэйской операции. Однако, всё ещё оставался главный вопрос: почему в таком случае эта параллельная операция была начата не синхронно, а на сутки раньше Мидуэйской?

IV. НЕОЖИДАННЫЙ ОТВЕТ

Ответ на этот вопрос был впервые опубликован в 1971 г. в 43-м томе издававшейся Национальным институтом военных ис­сле­до­ва­ний при Министерстве обороны Японии серии «Сенси Сосё» («Военная история»), посвящённом сражению при Мидуэе. Хотя, намёки на него встречались и в давно известных японских документах, в частности, в уже упоминавшихся «Япон­ских монографиях». Однако, американской (и вообще западной) историографией этот факт был замечен и оценён только спустя тридцать лет, уже в начале этого века (по-видимому, известным аме­ри­кан­ским исследователем Тихоокеанской войны Дж. Лунд­стро­мом) и впер­вые опубликован на английском языке лишь в 2005 г., в книге Дж. Паршалла и Э. Талли «Разбитый меч». Этот ответ оказался очень простым, хоть и несколько неожиданным: Алеутская операция началась на сутки раньше лишь потому, что на сутки задержалось начало Мидуэйской операции.

По первоначальному плану оба первых удара палубной авиации – как по Датч-Харбору, так и по Мидуэю – должны были наноситься в один и тот же «День N−3», ранним утром 3 июня 1942 г. с разницей в два-три часа, максимум (Алеутские острова находятся значительно северней и рассвет наступает там раньше). Но за несколько дней до начала развёртывания выяснилось, что Первое Мобильное соединение вице-адмирала Тюити Нагумо не сможет выйти в море в назначенный день из-за задержек со снаб­же­нием и подготовкой его авианосцев к походу. Командиры некоторых других соединений также просили об отсрочке. Однако, общий план двух параллельных операций был слишком сложен, в нём было задействовано слишком много со­еди­не­ний, выдвигавшихся каждое своим маршрутом и по своему графику, чтобы его можно было оперативно скорректировать. К тому же, план был жёстко привязан к «Дню N» (который в свою очередь был привязан к фазе Луны и уровню прилива в районе Мидуэя), поэтому в плане был изменён лишь один пункт: даты выхода в море Первого Мобильного соединения – и, соответственно, первого авиаудара по Мидуэю – смещались на сутки вперёд. Весь остальной график остался прежним.

Это создавало риск преждевременного обнаружения Соединения вторжения (что и случилось в реальности с Транс­порт­ной и Тральной группами) и потери если не стратегической, то тактической внезапности (хотя в реальности это не имело особого значения, так как американцы благодаря радиоразведке и так знали японские планы). Кроме того, у вице-адмирала Тюити Нагумо теперь было лишь два дня на подавление обороны Мидуэя с воздуха (вместо трёх по первоначальному плану), что тоже повлияло впоследствии на принимаемые им решения. Однако, было уже поздно что-то менять, адмирал Исороку Яма­мо­то и его штаб уже стали заложниками своего переусложнённого плана, который, вопреки известному афоризму генерал-фельд­мар­шала фон Мольтке, начал давать серьёзные сбои ещё задолго до столкновения с противником.

Судя по всему, послевоенных американских исследователей подвела некоторая переоценка японского командования: они при­ня­ли за коварный замысел то, что на самом деле было не более чем серьёзными ошибками в планировании и реализации.

Использованная литература и документы:

1.  Commander in Chief, U.S. Pacific Fleet, “Operation Plan No. 28-42”, 21 May 1942.
2.  Commander in Chief, U.S. Pacific Fleet, “Operation Plan No. 29-42”, 27 May 1942.
3.  Commander in Chief, U.S. Pacific Fleet, “Battle of Midway”, 28 June 1942.
4.  Commander-in-Chief First Air Fleet, “Detailed Battle Report No. 6”, 15 June 1942.
5.  Commander, Northwest Sea Frontier, “Bombing at Dutch Harbor; Report on.”, 17 July 1942.
6.  Navy Department, Office of Naval Intelligence, “Combat Narratives: Battle of Midway; June 3-6, 1942”, 13 March 1943.
7.  United States Strategic Bombing Survey, “Interrogations of Japanese Officials. Vol. I” 1946.
8.  Richard W. Bates, “The Battle of Midway Including the Aleutian Phase, June 3 to 14, 1942. Strategical and Tactical Analysis”, 1948.
9.  GHQ USAFFE, Military History Section, “Japanese Monograph No. 45: History of Imperial General Headquarters, Army Section”, 1959.
10. GHQ USAFFE, Military History Section, “Japanese Monograph No. 88: Aleutian Naval Operations, March 1942 - February 1943”, 1950.
11. GHQ USAFFE, Military History Section, “Japanese Monograph No. 93: Midway Operations, May - June 1942”, 1947.
12. Jonathan B. Parshall, Anthony B. Tully “Shattered Sword: The Untold Story of the Battle of Midway”, 2005.
13. М. Футида, М. Окумия «Сражение у атолла Мидуэй», 1958.
14. Джон У. Лорд, «Невероятная победа», 1996.
15. Пол. С. Далл, «Боевой путь императорского флота», 1997.
Tags: Мифы Мидуэя
Subscribe

  • Боевой чатик образца 1942 года. Часть II

    Эта история началась ещё днём 4 июня 1942 г., когда командование Объединённого флота начало подозревать, что у Первого мобильного соединения в…

  • Боевой чатик образца 1942 года. Часть I

    Оценивать действия какого-либо военачальника исходя из «послезнания» – то есть, имея данные с обеих сторон и зная, чем всё закончилось – достаточно…

  • «Когда б вы знали, из какого сора…»

    В одной из передач с участием А.В. Исаева меня очень умилил один продвинутый слушатель, решивший «срезать» докладчика крайне каверзным вопросом:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Боевой чатик образца 1942 года. Часть II

    Эта история началась ещё днём 4 июня 1942 г., когда командование Объединённого флота начало подозревать, что у Первого мобильного соединения в…

  • Боевой чатик образца 1942 года. Часть I

    Оценивать действия какого-либо военачальника исходя из «послезнания» – то есть, имея данные с обеих сторон и зная, чем всё закончилось – достаточно…

  • «Когда б вы знали, из какого сора…»

    В одной из передач с участием А.В. Исаева меня очень умилил один продвинутый слушатель, решивший «срезать» докладчика крайне каверзным вопросом:…