Midway chronic's notes (midnike) wrote,
Midway chronic's notes
midnike

Categories:

«Плетёнка Тача», Часть V

Содержание: Часть I | Часть II | Часть III | Часть IV | Часть V | Часть VI | Часть VII | Часть VIII | Часть IX | Часть X

19 апреля 1942 г. капитан 3-го ранга Джон Тач наконец обзавёлся первым под­чи­нё­н­ным, это был только что выпущенный из лётной школы лейтенант Роберт Дибб. В обычной обстановке командир эскадрильи вряд ли смог бы уделять столько вре­ме­ни одному-единственному новичку, но поскольку других пока не было, он пло­т­но занялся его индивидуальной подготовкой. Спустя неделю в 3-й истребительной появилось ещё два лётчика, представители сравнительно малочисленной ка­те­го­р­ии пилотов американской морской авиации, принадлежащей не к офицерскому, а к ста­р­ши­н­скому и мичманскому составу, так называемых NAP (Naval Aviation Pilot), ми­ч­ма­ны Дойл Барнс и Том Чик, уже ус­пе­в­шие получить боевой опыт на АВ «Эн­тер­п­райз» в ходе недавнего рейда Дулиттла.  

Четыре пилота – это уже два звена. Теперь командир 3-й истребительной получил возможность учить своих подчинённых не только пилотажу, «укороченным» посадкам и своей любимой стрельбе «по конусу», но и отрабатывать тактические при­ё­мы, включая придуманную им «траверзную оборонительную позицию». Для этого, правда, пришлось привлекать «спарринг-партнёров», пару армейских «Кёртис» P-36 «Хок» с авиабазы Уиллер. С их начальством Тач «расплачивался», одалживая ар­ме­й­цам флотский самолёт с конусом для отработки стрельбы с упреждением. В дополнение к подготовке личного состава, Джо­на Тача, как самого опытного пилота-истребителя из имевшихся тогда в Пёрл-Харборе (а также бывшего лётчика-ис­пы­та­теля), загрузили ещё одной важной задачей.



Командир 3-й истребительной эскадрильи со своими новыми пилотами (а также двумя временно прикомандированными пилотами пикировщиков SBD «Донтлесс»). Слева направо: мичман Т. Чик, мичман Д. Барнс, старший лейтенант Н. Бергер (SBD), лейтенант Р. Дибб, капитан 3-го ранга Дж. Тач, старший лейтенант Ч. Конэстер (SBD). Пёрл-Харбор, начало мая 1942 г.

Ещё 26 апреля командующий ави­а­но­с­ны­ми силами Тихоокеанского флота вице-адмирал Фредерик У. Хэлси, убе­ди­в­ши­й­ся в том, насколько просела дальность полёта новой модели «Уайлдкэта», отправил командованию ВМС и Управлению аэ­ро­на­в­ти­ки письмо о необходимости ускорения разработки подвесного бака для этой машины. Поскольку на оперативность ро­д­ной промышленности особой надежды не было, в Пёрл-Харборе решили разобраться с этой проблемой собственными си­ла­ми. Менее чем за 10 дней специалисты из авиаремонтной мастерской авиабазы разработали и изготовили опытные образцы 44-галонного (166,5 л) подвесного бака. С 9 по 20 мая капитан 3-го ранга Тач провёл серию испытаний нового оборудования, вклю­ча­в­шую взлёты и посадки с баком, переключение в полёте с подвесного бака на встроенные и обратно, а также сброс в раз­ли­ч­ных условиях. Конструкция была им оценена как удовлетворительная и требующая срочного запуска в производство.

20 мая эскадрилья получила, наконец, давно обещанное пополнение в виде 7 молодых лейтенантов из того же выпуска, что и Роберт Дибб. Несмотря на то, что ещё с начала 1941 г. курс подготовки был сокращён с 12 до 7 месяцев (из которых со­б­с­т­ве­н­но учёба составляла 6), молодые пилоты морской авиации того периода к моменту завершения базового курса и получения зва­ния имели порядка 200 часов налёта, а отобранные в палубную авиацию проходили ещё и дополнительный курс «уси­ле­н­ной авианосной подготовки» (Advanced Carrier Training), включающий в себя ещё 75-100 часов учебного налёта. Цифры до­с­та­то­ч­но внушительные, однако по стандартам Джона Тача требовалось ещё не менее 80 учебных лётных часов в составе под­ра­з­де­ле­ния для того, чтобы научить их пилотированию незнакомых самолётов «первой линии» (а не устаревших би­п­ла­нов, на ко­то­рых они учились) и посадкам на авианосец, подтянуть стрелковую подготовку, а также обучить азам командной тактики.



Устаревшие «Грумман» F2F и F3F, на которых будущие пилоты-истребители летали в ходе «усиленной авианосной подготовки» в 1942 г.

Для начала командир 3-й истребительной сосредоточился на ознакомлении молодых пилотов с новой моделью «Уай­л­д­кэ­та» и обучении их стрельбе с упреждением, которую он считал самым важным элементом подготовки. До прибытия за­ка­н­чи­ва­ю­щей ремонт и модернизацию «Саратоги» оставалось совсем немного времени (оно ожидалось в середине июня), поэтому Джон Тач очень рассчитывал, что ему вернут «одолженных» на «Лексингтон» опытных пилотов его первого состава, совместно с которыми можно будет привести молодое пополнение в более или менее боеспособное состояние, восстановив таким об­ра­зом 3-ю истребительную, как боевую единицу. Однако люди предполагают, а война располагает.

4-8 мая 1942 г. в расположенном между Австралией и Новой Гвинеей Коралловом море произошло первое в военно-мо­р­с­кой истории сражение авианосцев. Впоследствии это сражение будет справедливо расценено как стратегическая победа аме­р­и­ка­н­с­ких сил, но на момент его окончания оценки были далеко не так однозначны. С одной стороны, главная задача – срыв за­х­ва­та японцами столицы австралийской Новой Гвинеи, Порт-Морсби – была выполнена, и это был первый успех подобного ро­да с начала войны, однако достигнуто это было ценой потерь, серьёзно превышающих потери противника. Американские опе­ра­ти­в­ные соединения потеряли эскадренный авианосец «Лексингтон», танкер «Неошо» и эсминец «Симс», таким образом су­м­ма­р­ный тоннаж потопленных за эти четыре дня кораблей ВМС США более чем втрое превысил аналогичный показатель по­те­ря­н­ных япо­н­ца­ми лёгкого авианосца «Сёхо», устаревшего эсминца «Кикудзуки» и трёх тральщиков (45 000 т против 13 000 т). И это не счи­тая повреждений, полученных авианосцем «Йорктаун» от прямого попадания и близких промахов авиабомб, а та­к­же потери 67 (то есть более половины из имевшихся на обоих авианосцах) палубных самолётов и 656 человек личного состава.



Один из взрывов на борту CV-2 «Лексингтон» (на горизонте виден CV-5 «Йорктаун»). Коралловое море, 8 мая 1942 г.

Среди этих потерь были и четверо пилотов 3-й истребительной из числа прикомандированных к «Лексингтону». А во­се­мь оставшихся (плюс трое из состава 2-й истребительной) по не совсем понятным причинам были вместе с остальным снятым с «Ле­к­с­и­н­г­то­на» экипажем доставлены в Нумеа (о. Новая Каледония), посажены на транспорты и 19 мая 1942 г. отправлены на за­па­д­ное побережье США, а не в Пёрл-Ха­р­бор, где назревал серьёзный дефицит опытных пилотов-истребителей. Од­но­в­ре­ме­н­но с этим все три оставшихся на Тихом оке­а­не американских авианосца – «Энтерпрайз», «Хорнет» и повреждённый «Йор­к­та­ун» – были срочно отозваны из юж­ной части оке­а­на в Пёрл-Харбор. Хотя к тому моменту Главкому Тихоокеанского флота ад­ми­ра­лу Честеру Ни­ми­цу ещё не удалось убедить командование ВМС в том, что согласно данным его разведотдела следующий удар японцы на­не­сут не на юге, а в районе Гавайев, он, тем не менее, уже начал стягивать силы для отражения этого удара.

26 мая 1942 г. 16-е оперативное соединение вице-адмирала Хэлси, построенное вокруг авианосцев «Энтерпрайз» и «Хо­р­нет», прибыло в главную базу Тихоокеанского флота для того, чтобы срочно попополнив припасы уже через двое суток опять выйти в море, теперь под командованием контр-адмирала Рэймонда Спрюэнса, заменившего заболевшего Хэлси. 27 мая до Пёрл-Харбора добралось 17-е оперативное соединение контр-адмирала Фрэнка Флетчера, и оставлющий за собой след из ма­зу­та «Йорктаун» был сразу же направлен в сухой док №1, где уже были выставлены кильблоки. К вечеру док был осушен и спе­ци­а­ли­с­ты начали обследование повреждений. Прибывший в док адмирал Честер Нимиц выслушал диагноз своего начальника службы судоремонта капитана 2-го ранга Пфайнстега о том, что на ремонт потребуется более месяца, после чего спокойным го­ло­сом проинформировал присутствующих, что корабль должен выйти в море через трое суток. Присутствующим не ос­та­ва­лось ничего, кроме ответа «Есть, сэр!»



Ремонт авианосца CV-5 «Йорктаун» в сухом доке №1. Пёрл-Харбор, 29 мая 1942 г.

Однако была ещё одна проблема – авиагруппа «Йорктауна» пребывала в ещё худшем состоянии, чем сам корабль, а ед­и­н­с­т­ве­н­ным оставшимся в Пёрл-Харборе резервом пилотов и самолётов были находившиеся в стадии комплектования три па­лу­б­ные эскадрильи для «Саратоги». Наиболее потрёпанные 5-я разведывательная и 5-я торпедоносная эскадрильи «Йорктауна» бы­ли заменены 3-й бомбардировочной и 3-й торпедоносной с «Саратоги». 5-ю бомбардировочную заменять было нечем, по­э­то­му она была оставлена на авианосце, пополнена и временно переименована в 5-ю разведывательную. Но сложней всего было с 42-й истребительной «Йорктауна». На момент прибытия в Пёрл-Харбор в ней насчитывалось 19 F4F-3, включая несколько машин с «Лексингтона», и 18 пилотов с довоенной подготовкой и боевым опытом, из которых 9 были кадровыми офицерами. В то время как 3-я истребительная капитана 3-го ранга Тача, как мы помним, на тот момент состояла из 21 новенького F4F-4 и 11 пилотов, 8 из которых всего пару месяцев назад были выпущены из лётной школы.

Из всего этого нужно было создать истребительную эскадрилью нового штата, складывающиеся плоскости F4F-4 по­з­во­ля­ли увеличить их количество на эскадренном авианосце с 18 до 27 самолётов, а опыт Кораллового моря наглядно показал, что истребителей много не бывает. Логичней всего было бы переоснастить новыми самолётами 42-ю истребительную, до­у­ко­м­п­лек­то­вав её новичками. Но поскольку ни один из пилотов этой эскадрильи никогда не летал на F4F-4, а времени на сколь-нибудь серьёзное знакомство с новой машиной не оставалось, то было принято довольно неоднозначное решение. Командир 42-й и его заместитель, как и Джон Тач двумя месяцами ранее, были отправлены на берег, чтобы воссоздавать свою эс­ка­д­ри­лью с нуля, а оставшиеся 16 пилотов были переведены в 3-ю истребительную капитана 3-го ранга Тача, которую пополнили не­до­ста­ю­щи­ми шестью F4F-4, только что доставленными из Штатов. Таким образом командиру 3-й истребительной пре­д­с­то­я­ло за три дня сколотить боеспособное подразделение из очень разнородного личного состава, большая часть которого была ему не­з­на­ко­ма и не имела опыта пилотирования самолётов, на которых им вскоре предстояло пойти в бой.



Авиамеханики обслуживают новые «Грумман» F4F-4 «Уайлдкэт» 3-й истребительной эс­к­а­д­ри­льи, одна из машин находится в про­ти­во­ос­ко­ло­ч­ном укрытии. На левом истребителе с тактическим номером F-5 во время сражения при Мидуэе будет летать мичман Том Чик и фото этого самолёта мы ещё увидим. Хорошо видны пулемётные порты, всё ещё закрытые заводской консервацией. Пёрл-Харбор, авиабаза Канэохе, 29 мая 1942 г.

Как ни странно, справиться с этой сложной задачей Тачу во многом помог вездесущий военно-морской бардак. Как уже упо­ми­на­лось в предыдущий части, его бывший заместитель капитан 3-го ранга Дональд Лавлейс ушёл на повышение – его на­з­на­чи­ли ко­ма­н­ди­ром формирующейся 10-й разведывательной эскадрильи, и он убыл на материк. Но после сражения в Ко­р­а­л­ло­вом море командование решило использовать опытного пилота-истребителя по его основной специальности – Лавлейса на­з­на­чили командиром 2-й истребительной эскадрильи потопленного «Лексингтона» и отправили обратно в Пёрл-Харбор, где он должен был воссоздать понёсшее потери подразделение. Однако прибыв 28 мая в главную базу Тихоокеанского флота Дональд Лавлейс обнаружил, что уцелевшие пилоты 2-й истребительной, как уже было сказано выше, в этот момент плыли во­в­се не в Пёрл-Харбор, а на западное побережье США. Самым логичным было вернуться обратно на континент, но узнав о про­б­ле­мах своего старого друга и бывшего командира капитан 3-го ранга Лавлейс вызвался на время предстоящей операции по­й­ти на понижение и вернуться на свою предыдущую должность заместителя Джона Тача.

Таким образом командир 3-й истребительной получил опытного пилота и командира дивизиона, а также человека, на ко­то­ро­го он мог скинуть многочисленные организационные вопросы, снабжение и прочую бумажную работу, а самому со­сре­до­то­чи­ть­ся на личном составе. В результате все прикомандированные пилоты 42-й истребительной получили возможность как ми­ни­мум облетать новую модель «Уайлдкэта». Лётчики оценили значительно возросшее качество сборки самолётов, а вот се­рь­ё­з­но просевшие лётные характеристики потяжелевшей машины их ожидаемо не порадовали, поскольку они уже на личном опыте, полученном в Коралловом море, знали на что способны японские «Зеро». Одновременно с этим, с осо­бе­н­но­с­тя­ми F4F-4 – прежде всего с его складывающимися плоскостями – были ознакомлены как авиамеханики «Йорктауна», так и палубные дис­пе­т­черы (Plane Directors) с «капитанами» самолётов (Plane Captains), которым предстояло научить своих подчинённых из па­лу­б­ной команды авианосца с этими складывающимися плоскостями работать.



Члены палубной команды CV-5 «Йорктаун» учатся складывать плоскости новенького «Грумман» F4F-4 «Уайлдкэт» 3-й истребительной эс­к­а­д­ри­льи. На этой машине с тактическим номером F-1 капитан 3-го ранга Джон Тач будет летать во время сражения при Мидуэе пятью днями позже. Пёрл-Харбор, авиабаза Канэохе, 29 мая 1942 г.

Тем временем круглосуточно работавшие на «Йорктауне» судоремонтники выполнили казавшуюся невозможной задачу, поставленную Главкомом Тихоокеанского флота. Ремонт выполнялся без каких-либо чертежей, заплатки размечали «по ме­с­ту» с помощью шаблонов из фанеры, по которым затем изготавливали их из металла. В результате уже через двое суток ко­р­пу­с­ные работы были завершены, корабль покинул сухой док и встал у стенки, где параллельно с заправкой и пополнением при­па­сов продолжился ремонт внутренних помещений, повреждённых прямым попаданием 250-кг авиабомбы. Утром сле­ду­ю­ще­го дня, 30 мая 1942 г. наскоро залатанный АВ «Йорктаун» и его эскорт в составе двух тяжёлых крейсеров и пяти эсминцев начали выход из гавани. По понятным причиным практически никто на борту этих кораблей не знал, куда направляется 17-е оперативное соединение, хотя ограниченное количество моряков слышали об оптимистично на­з­ва­нной «Удача» (Point Luck) то­ч­ке рандеву с 16-м ОС, и только командование кораблей знало, что эта точка находится в 350 милях [648 км] северо-восточней «объекта Бальза», авиабазы ВМС США на крохотном тихоокеанском атоле Мидуэй.



Повреждения внутренних помещения CV-5 «Йорктаун» (между 3-й и 4-й палубами в районе миделя) полученные в результате прямого попадания 250-кг бронебойной авиабомбы 8 мая 1942 кг. в ходе сражения в Коралловом море.

Во второй половине дня, когда соединение вышло из гавани и «Йорктаун» набрал ход, началась переброска авиагруппы. Три ударные эскадрильи перелетели на авианосец без происшествий, в случае же 3-й истребительной всё не заладилось с са­мо­го начала. Ещё на подлёте к соединению у «Уайлдкэта» старшего лейтенанта Дюрана Мэттсона заглох двигатель. Как вы­я­с­ни­лось впоследствии, персонал авиабазы Канэохе просто забыл дозаправить самолёт после учебных полётов. К счастью, пилот успел понять в чём дело, переключиться на резервный 27-галлонный [102 л] бензобак и перезапустить двигатель в воздухе. Но главные неприятности произошли уже на лётной палубе «Йорктауна». Севший первым из эскадрильи Джон Тач не успел ос­та­но­вить членов палубной команды, которые лихо сложили крылья его «Уайлдкэта» ещё до того, как он успел убрать за­к­ры­л­ки. В беглом инструктаже по обращению с новой машиной об этом нюансе им попросту забыли рассказать, и в результате за­к­ры­л­ки обеих плоскостей были безнадёжно сломаны. Пулей выскочивший из кокпита командир 3-й истребительной бро­си­л­ся громко, доходчиво и не стесняясь в выражениях объяснять палубной команде, что больше так делать не надо.

Однако и это было ещё не самым страшным. Вскоре началась посадка третьего дивизиона. Его командир, заместитель ко­ман­ди­ра эскадрильи капитан 3-го ранга Дональд Лавлейс сел первым и вырулил за аварийный барьер, тот был опять поднят и на посадку пошла машина его ведомого, лейтенанта Роберта Эванса. Недавний выпускник лётной школы слишком опустил нос и его посадочный гак пролетел над тросами аэрофинишёров, удар шасси о палубу подбросил са­мо­лёт, и тот, что слу­ча­лось достаточно редко, перепрыгнул аварийный барьер и приземлился прямо на севшую перед ним машину. Вращающийся на ми­ни­ма­ль­ных оборотах винт оказался над кокпитом оказавшегося снизу истребителя, раздробил череп находившегося там До­на­ль­да Лавлейса и залил всё вокруг кровью из его разорванных сонных артерий. Таким образом, за считанные минуты и в пока ещё небоевой обстановке 3-я истребительная эскадрилья потеряла три самолёта и одного опытного пилота. Теперь в её со­с­та­ве имелось лишь 25 боеспособных истребителей и 27 пилотов, из которых 5 было кадровыми офицерами (4 выпускника Во­е­н­но-морского училища в Аннаполисе и один – гражданского вуза1), 20 офицеров резерва (USNR) и 2 мичмана.


ПИЛОТЫ 3-й ИСТРЕБИТЕЛЬНОЙ ЭСКАДРИЛЬИ (НА 4 ИЮНЯ 1942 г.)
 Звание Имя Лет  Выпуск  Статус    Звание Имя Лет  Выпуск  Статус
 LtCdr.   THACH, John S. 36 1929 USN  Ens. GIBBS, Harry B. 21 1941 USNR
 Lt. (jg) BRASSFIELD, Arthur J. 31 1937 USN  Ens. HOPPER, George A., Jr. 22 1941 USNR
 Lt. (jg) McCUSKEY, Elbert S. 26 1938 USNR  Ens. MARKHAM, George F. 25 1941 USNR
 Lt. (jg) MACOMBER, Brainard T. 25 1938 USNR  Ens. BASS, Horace A. 26 1941 USNR*
 Lt. (jg) WOOLLEN, William S. 27 1938 USNR  Ens. EVANS, Robert C. 23 1941 USNR*
 Lt. (jg) CROMMELIN, Richard G. 24 1939 USN  Ens. BRIGHT, Mark K. 22 1941 USNR*
 Lt. (jg) LEONARD, William N. 25 1939 USN  Ens. DIBB, Robert A. M. 20 1941 USNR*
 Lt. (jg) MATTSON, Edward D. 24 1940 USN  Ens. EPPLER, Harold J. W. 24 1941 USNR*
 Lt. (jg) HAAS, Walter A. 29 1940 USNR  Ens. MORRIS, Van H. 22 1941 USNR*
 Lt. (jg) BARNES, William W., Jr. 27 1941 USNR  Ens. SHEEDY, Daniel C. 25 1941 USNR*
 Ens. BASSET, Edgar R. 27 1941 USNR  Ens. TOOTLE, Milton 21 1941 USNR*
 Ens. WRIGHT, Richard L. 23 1941 USNR  Mach. BARNES, Doyle C. 29 1942 USN
 Ens. ADAMS, John P. 22 1941 USNR  Mach.   CHEEK, Tom F. 24 1942 USN
 Ens. BAIN, John B. 21 1941 USNR  
Общий налёт на конец мая 1942 г., часов: более 3500, 1000-2000, 600-1000, 300-600, около 300
* Не имевшие боевого опыта пилоты из свежего пополнения 3-й истребительной

Вечером того же дня заместитель командира корабля по авиации капитан 2-го ранга Мурр Арнольд собрал командиров эс­ка­д­ри­лий и в общих чертах проинформировал их о том, что предстоит в ближайшие дни, включая разведданные о пре­д­по­ло­жи­тель­но четырёх или пяти японских авианосцах в составе соединения, которое будет наносить удар по Мидуэю. После чего командиры ввели в курс дела уже свой личный состав. В случае 3-й истребительной капитан 2-го ранга Тач планировал лично воз­г­ла­вить истребители эскорта, что будет сопровождать ударные самолёты. Поэтому особый упор в своём инструктаже он сде­лал на задачах остающихся на авианосце истребителей. А именно, защитить корабль от вражеской авиации, особенно тор­пе­до­ноцев, «любой ценой, включая таран». В этом месте пилоты-новички заулыбались, решив что «старик» таким образом про­сто накручивает их перед боем, однако улыбки пропали, когда они увидели лица своих старших коллег, уже имевших воз­мо­ж­ность убедиться в убийственной эффективности японских палубных ударных самолётов в Коралловом море. В том, что всё предельно серьёзно их окончательно убедила подробная лекция командира на тему «как грамотно таранить торпедоносец».


1 Cтарший лейтенант Артур Брассфилд, сбивший при Мидуэе 6 самолётов противника. До поступления в авиацию ВМС работал шко­ль­ным учителем. Никого не напоминает, кстати? :)

Использованная литература:
1. U.S. Naval Institute, “The Reminiscences of Admiral John S. Thach, U.S. Navy (Retired)”, 1977.
2. John B. Lundstrom, “The First Team: Pacific Naval Air Combat from Pearl Harbor to Midway”, 1984.
3. Tom Cheek, “The Ring of Coral”, 1999.
4. Interview with Cmdr. Tom Cheek, “Internet Modeler”, 2002.
5. Steve Ewing, “Thach Weave: The Life of Jimmie Thach”, 2004.
Tags: «Плетёнка Тача»
Subscribe

Posts from This Journal “«Плетёнка Тача»” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →