Midway chronic's notes (midnike) wrote,
Midway chronic's notes
midnike

Categories:

Мидуэй и свобода слова (Часть I)

В 02.55, 5 июня 1942 г. соединения Им­пе­ра­тор­ско­го флота, участвовавшие в Ми­ду­эй­ской операции, получили «опе­ра­тив­ный при­каз №161», на­чи­нав­ший­ся со слов «Оккупация AF [Мидуэя] от­ме­ня­ет­ся». По боль­шо­му счёту, переломное сражение Ти­хо­оке­ан­ской войны бы­ло за­вер­ше­но. К ве­че­ру того же дня отход японцев – равно как и уровень их по­терь – стали оче­вид­ны и аме­ри­кан­скому командованию. 6 ию­ня штаб Ти­хо­оке­ан­ского флота США опуб­ли­ковал «ком­мю­ни­ке №3» о «вы­да­ю­щей­ся по­бе­де» при Ми­ду­эе, а на сле­ду­ю­щий день в Вашингтоне была назначена пресс-кон­фе­рен­ция Глав­ко­ма ВМС США адмирала Э. Кинга, посвящённая этому со­бы­тию. Од­на­ко для мно­гих, кто имел самое прямое отношение к этой по­бе­де, празднование оной ока­за­лось безнадёжно испорчено.  

Утром 7 июня 1942 г. на первой странице одной из ведущих американских газет «Чикаго трибьюн», сразу после офи­ци­аль­ных материалов, сообщающих о победе при Мидуэе, была опубликована небольшая статья под названием «У флота были све­де­ния о пла­не морского удара джапов» (Navy Had Word of Jap Plan to Strike at Sea). Та же статья, но с другими заголовками по­я­ви­лась ещё в двух крупных изданиях, «Нью-Йорк Дэйли Ньюс» и «Ва­шин­гтон Таймс-Геральд». Все три газеты принадлежали из­да­тель­ской семье Медилл-Маккормик-Паттерсон. В тот же день этот материал был пе­ре­пе­ча­тан ещё рядом газет. Боль­шин­ство читателей, скорей всего, отнеслись к этой статье примерно так же, как мы сейчас от­но­сим­ся к творчеству раз­но­го рода «во­ен­ных обо­зре­ва­те­лей» и прочих «диванных ана­ли­ти­ков» – или armchair admirals, если использовать аме­ри­кан­скую тер­ми­но­ло­гию – но вот на тех, очень немногих, кто знал дей­стви­тель­ное положение вещей, она произвела эффект ра­зор­вав­шей­ся бомбы.


Утечка информации

Даже капитаны большинства американских кораблей, непосредственно принимавших участие в сражении при Мидуэе, зна­ли о силах и намерениях противника лишь то, что было доведено до них «Оперативным планом №29-42» Главкома ТФ США от 27 мая 1942 г. «в части, их касающейся», а именно: «Ожидается, что противник предпримет попытку захвата Ми­ду­эя. Пред­по­ла­га­ет­ся, что для этих целей противником будут задействованы примерно следующие силы: 2-4 бы­стро­ход­ных ЛК; 4-5 АВ; 8-9 КРТ; 16-24 ЭМ; 8-10 ПЛ; а также десантные силы при поддержки гидроавиатранспортов. [...] Спе­ци­аль­ное приложение с пол­ны­ми разведданными прилагается лишь [к копиям данного плана, предназначенным] командирам опе­ра­тив­ных со­е­ди­не­ний.» Этот план, имевший гриф «совершенно секретно», существовал в 86-ти эк­зем­пля­рах, из которых только 63 вышли за пре­де­лы штаба Тихоокеанского флота США.


Главком ТФ США
Дело: A16-3/(16)
Номер: 0114 W.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Оперативный план
    № 29-42

СПИСОК ДОСТАВКИ


Метод Получатель  Кол-во  №№ экземпляров
 (a) Главком ВМС  4 1,2,3,4
 (a) Оперативный отдел Генштаба ВМС  2 5,6
 (b) Командир 16-го ОС, для распространения 22 7-28 включ.
 (b) Командир 17-го ОС, для распространения 11 29-39 включ.
 (a) Командир 11-го ОС, для распространения 11 40-50 включ.
 (b) Командир ТН "Платте"  1 51
 (b) Командир ТН "Симаррон"  1 52
 (b) Командир 7-го ОС  2 53,54
 (b) Командир 9-го ОС (плюс 30 копий Приложения "А")  2 55,56
 (b) Командир 4-го ОС (2 копии для сил обороны Мидуэя)  4 57-60 включ.
 (b) Главком округа Гавайи(плюс 30 копий Приложения "А")  2 61,62
В архив  3 63,64,65
Резерв 20 66-85 включ.
 (a) Командир авиабазы на а. Джонстон  1 86

(a) Доставка авиапочтой в сейфе.
(b) Доставка офицером-посыльным.

ПРИМЕЧАНИЕ: Приложение "B" прилагается лишь к экземплярам ком. оперативных
            соединений, т.е. только к копиям №№ 7, 29, 40, 53, 55, 57 и 61.

      П. К. КРОСЛИ,
      Флаг-секретарь.
ДАННЫЙ ПЛАН НЕ ДОЛЖЕН
ПОПАСТЬ В РУКИ ПРОТИВНИКА

-11-
Перевод 11-й страницы «Оперативного плана №29-42» Главкома ТФ США от 27 мая 1942 г. Подчёркивание красным – НК.

При этом в статье, опубликованной в «Чикаго трибьюн», было упомянуто, что японские силы, атаковавшие Мидуэй, со­сто­яли из «Удар­но­го соединения», «Соединения вторжения» и «Соединения прикрытия». Кроме того, для каждого соединения при­во­дил­ся его детальный состав, причём не только классы и количество кораблей, но и их типы. Иными словами, автор ста­тьи знал гораздо больше, чем подавляющее большинство офицеров, ознакомленных с со­вер­шен­но секретным «Оперативным планом № 29-42». Никаким гениальным аналитическим озарением на основе открытых ис­точ­ни­ков объяснить это было не­воз­мож­но – факты однозначно указывали на наличие утечки информации. Причём ин­фор­ма­ции, теоретически доступной лишь девяти штабам высокого у­ров­ня – Генштабу ВМС США, штабу ТФ США, плюс штабам се­ми оперативных соединений флота США, которым пред­на­зна­ча­лись те самые «Приложения „B”», упомянутые во фрагменте до­ку­мен­та вы­ше. Только в этих сверх­сек­рет­ных приложениях и содержалась приведённая в статье информация.

Наличие утечки информации к тем, кому не положено её знать – даже если это «свои» – является, мягко говоря, крайне неприятной новостью для любой структуры. Однако в данном случае всё было гораздо хуже – сама по себе эта волна в прессе, даже попади она на глаза гипотетическому японскому агенту, вряд ли впечатлила его больше, чем среднего аме­ри­кан­ско­го чи­та­те­ля. Тем более, что в статье не содержалось никаких упоминаний и даже намёков на источник «имев­ших­ся у нашего флота сведений». Но будучи переправленной, например, в составе некого обзора, тем немногим в Токио или Ха­си­ра­дз­име, кто знал реальный состав и названия со­е­ди­не­ний и понимал, что обычными, тактическими разведовательными сред­ства­ми часть опуб­ли­ко­ван­ных данных не могла быть добыта в принципе – эта статья сказала бы слишком много. Как минимум то, что аме­ри­кан­цы действительно знали за­ра­нее. А уж сложить два и два и вычислить источник уже своей утечки – рас­ши­фро­ван­ные ра­ди­о­пе­ре­хва­ты – труда бы не со­ста­ви­ло. Иными словами, для флота США речь шла, ни больше ни меньше, о возможной полной потере крайне важного, если не главного, источника стратегической разведовательной информации


Цена вопроса

Вряд ли будет преувеличением сказать, что наши союзники по антигитлеровской коалиции выстояли в начальный период Второй Мировой во многом благодаря своим прорывам в области криптоанализа. То есть, в области взлома вражеских шиф­ров. В Великобритании таким прорывом стал осуществлённый при помощи польских патриотов и поддержанный ин­тел­лек­том лучших британских математиков взлом германской электромеханической шифромашины, знаменитой «Эниг­мы». В США им стал взлом тоже электромеханической японской «шифромашины типа B» (Ангоки B-ката), более известной под аме­ри­кан­ским кодовым названием «Пурпур» (Purple), использовавшейся японским МИД, и, что гораздо важней, «Военно-морской ко­до­вой кни­ги D» (Кай­гун анго сё D), названной американцами сначала просто «пятизначной», а затем получившей рабочее обо­зна­че­ние «JN-25» (т.е. «25-й японский военно-морской шифр»).



Фрагменты страниц кодовой книги (раздел кодирования) и книги шифротаблиц японского военно-морского шифра JN-25.

Для британцев перехваты «Энигмы» стали на том этапе прежде всего возможностью попытаться сни­зить потери от «вол­чьих стай» немецких подлодок в Атлантике. В случае США их успехи в радиоперехвате и криптоанализе не смогли пре­до­твра­тить Пёрл-Харбор, Кларк-Филд и прочие многочисленные поражения начального периода войны. Однако к весне 1942 г. оче­ред­ная версия шифра JN-25 была более или менее взломана, и радиоразведка флота США начала поставлять своему ко­ман­до­ва­нию крайне важную и своевременную информацию. Именно благодаря ей удалось сорвать японское вторжение на южное по­бе­ре­жье Новой Гвинеи и свести к некоторому подобию «ничьей» первое в истории сражение авианосцев в Коралловом мо­ре. А затем, воспользовавшись недостатками японского плана, слишком сильно увязанного со внезапностью удара, устроить «засаду» в районе Мидуэя. Иными словами, важность данных, полученных радиоразведкой, трудо было переоценить.

Поэтому неудивительно, что для защиты этих данных наши союзники даже ввели специальные уровни секретности. В Ве­ли­ко­бри­та­нии этот верхний уровень получил название «Уль­тра секретно» (Ul­tra Secret), в США данные радиоперехвата про­хо­ди­ли также под новым высшим уровнем секретности «Магия» (Magic). Количество высших должностных лиц, допущенных не­по­сред­ственно к данным с грифом «Ultra/Magic» в их полном объёме, в обеих странах можно было посчитатать по пальцам. И вдруг этот источник бесценных данных был поставлен под прямую угрозу.


Противодействие

Как-то официально опровергать или даже просто комментировать взрывоопасную статью в «Чикаго трибьюн» было не­ра­ци­о­наль­но – это наоборот привлекло бы к ней ненужное внимание. В Министерстве флота США нашлись умные головы, с некоторым запазданием предложившие и подготовившие другое, несколько ортогональное решение. 12 июня 1942 г. ми­ни­стер­ство опубликовало пространное и подробное «Ком­мю­ни­ке №88», начинавшееся со слов: «Сражение при Мидуэе сделало воз­мож­ным опубликовать информацию, касающуюся сражения в Коралловом море. Задержка с публикацией этих дан­ных была вызвана требованиями секретности, которая стала для нашего флота фундаментом в построении победы при Мидуэе».

Далее шло максимально подробное – с учётом военного времени – изложение событий, включая описание обстоятельств потери танкера «Неошо», эсминца «Симс» и авианосца «Лексингтон», а также приведены уточнённые данные по японским по­те­рям. При этом ненавязчиво проводилась мысль, что информация как о подготовке японского вторжения, так и от­сле­жи­ва­ние направлений японских ударов были получены исключительно средствами авиационной разведки. Так же ста­ра­тель­но по­вто­ря­лось неправильное имя потопленного японского лёгкого авианосца – «Рюкаку», хотя американская радиоразведка к тому времени уже выяснила свою ошибку и знала, что на самом деле этот авианосец назывался «Сёхо».

Одним выстрелом «убивалось» сразу четыре зайца. Во-первых, газетчикам была брошена кость в виде большого ко­ли­чес­тва официальной информации, на разбор которой могли бы переключиться их «военные обозреватели». Во-вторых, вне­дря­лась мысль, что основным источником разведданных являются не мифические источники во вражеских штабах, или, не дай бог, радиоперехваты, а старая добрая тактическая разведка, в данном случае – авиационная. В-третьих, в преамбуле ком­мю­ни­ке со­дер­жал­ся намёк, что получение информации о готовящемся японском ударе по Мидуэю было каким-то образом связано с событиями в Коралловом море. Что косвенно подтверждало тезис «знали заранее», при этом задавая ложное направление в предположениях об источнике данного знания. Ну и, наконец, в-четвёртых, сознательно приведённые неточные данные – как по японским потерям, так и по названию авианосца – демонстрировали японцам, что противник далеко не всеведущ. И если вероятность того, что какие-то газетные статьи останутся незамеченными была достаточно велика, то в том, что компетентные спе­ци­а­лис­ты из разведуправления Императорского флота в обязательном порядке изучат официальное коммюнике Ми­ни­стер­ства флота США – не сомневался никто.


Противодействие шло и по другим направлениям. Редакторам и издателям «Чикаго трибьюн», «Нью-Йорк Дэйли Ньюс» и «Ва­шин­гтон Таймс-Геральд» было настоятельно рекомендовано не развивать далее эту тему, однако это больше походило на новый замок на конюшне, из которой уже украли лошадей. Кроме того, что этот материал был сразу же перепечатан другими газетами, к его распространению подключились и другие средства массовой информации. Сверхпопулярный американский радиоведущий и колумнист Уолтер Уинчелл уже без обиняков говорил о том, что победа при Мидуэе стала возможно бла­го­да­ря рас­шиф­ров­ке вражеских радиоперехватов. Не обошлось и без излишне говорливых «народных избранников», газеты и ра­дио ци­ти­ро­ва­ли слова некого «неназванного конгрессмена»: «Наш флот каким-то образом смог взломать секретные коды япон­цев». Сло­вом, выпущенного из бутылки джинна уже невозможно было загнать обратно. Оставалось лишь надеятся на тра­ди­ци­он­но ко­рот­кую память как прессы, так и публики, что вскоре сами похоронят опасную тему среди прочего «ин­фор­ма­ци­он­но­го шума». Ну и на то, ко­неч­но, что всё это не привлечёт внимания японцев.


Это никак не отменяло ещё трёх задач: 1) выяснить источник утечки, 2) принять меры по предотвращению подобных слу­ча­ев в будущем, 3) мак­си­маль­но жёстко наказать виновных в данном инциденте. Но если первые две задачи были решены до­ста­точ­но быстро, то с третьей возникли серьёзные проблемы.


Продолжение следует...

Использованные документы и литература:
 1. Commander-in-Chief First Air Fleet “Detailed Battle Report No. 6”, June 15, 1942.
 2. Commander-in-Chief U. S. Pacific Fleet “Communiqué No. 3”, June 6, 1942.
 3. Stanley Johnston “Navy Had Word of Jap Plan to Strike at Sea”, “Chicago Tribune”, June 7, 1942.
 4. Commander-in-Chief U. S. Pacific Fleet “Operation Plan No. 29-42.”, May 27, 1942.
 5. United States Department of the Navy “Communiqué No. 88”, June 12, 1942.
 6. Grant Sanger “Freedom of Press or Treason?”, U.S. Naval Institute “Proceedings Magazine“ Vol. 103/9/895, September 1977.
 7. Edwin T. Layton, Roger Pineau, John Costello “And I Was There: Pearl Harbor and Midway Breaking the Secrets” 1985.
 8. John Prados “Combined Fleet Decoded: The Secret History of American Intelligence and the Japanese Navy in World War II” 1995.
 9. Thomas B. Buell “Master of Sea Power: A Biography of Fleet Admiral Ernest J. King”, 1995.
10. Donald A. Davis “Lightning Strike: The Secret Mission to Kill Admiral Yamamoto and Avenge Pearl Harbor”, 2007.
11. Elliot Carlson, Donald Showers “Joe Rochefort's War: The Odyssey of the Codebreaker Who Outwitted Yamamoto at Midway” 2011.
12. Lawrence B. Brennan “Spilling the Secret – Captain Morton T. Seligman”, “Universal Ship Cancellation Society”, January 2013.
Tags: Мидуэй
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments